Норма международного права и международные договора в системе гражданского права РФ

Содержание

Введение 3

Глава 1. Влияние международного права на гражданское право России 9
Международное право и внутригосударственное право 9
Роль принципов и норм международного права в правовой системе России 13
Влияние международного частного права на гражданское право РФ 18
1.4. Роль международного публичного права 23

Глава 2. Реализация норм международного права роль международных договоров в системе российского гражданского права 30
2.1. Реализация норм международного права в России 30
2.2. Международные договора в системе гражданского права России 37
2.3. Полномочия и уполномоченные сторон в международных договорах 42

Глава 3. Коллизионные аспекты соотношения международного и российского гражданского права 47
3.1. Виды субъектов международного частного права. Взаимность и
реторсии 48
3.2. Коллизионные нормы 52
3.3. Материальное право 60
3.4. Особые субъекты международного частного и публичного права 63
3.5. Коллизионные вопросы права собственности в международном и российском гражданском праве 68

Заключение 74
Список литературы 79
Введение

Международное право
· сложный комплекс юридических норм, создаваемых государствами и межгосударственными организациями путем соглашений и представляющих собой самостоятельную правовую систему, предметом регулирования которой являются межгосударственные и иные международные отношения, а также определенные внутригосударственные отношения.
В этом вводном и лаконичном определении выражены наиболее существенные черты международного права. Для его более полного понимания необходимо учитывать и другие признаки, прежде всего участие в создании норм наряду с государствами некоторых других субъектов права, своеобразные способы реализации и обеспечения исполнения международно-правовых норм посредством коллективных или индивидуальных действий самих государств.
Международное право по его изначальным характеристикам
· совокупность юридических норм и регулятор определенных отношений
· родственно праву государства (внутригосударственному, национальному праву), являющемуся традиционным объектом юриспруденции, начиная с теории государства и права.
Отношения, регулируемые международным правом, нередко отождествляются с понятием «международные правоотношения», которые включают отношения:
а) между государствами
· двусторонние и многосторонние, среди которых особое значение имеют отношения, охватывающие международное сообщество государств в целом;
б) между государствами и международными межправительственными организациями, прежде всего в связи с членством государств в международных организациях;
в) между государствами и государствоподобными образованиями, имеющими относительно самостоятельный международный статус;
г) между международными межправительственными организациями.
В предшествующие периоды имели распространение отношения между государствами и национальными политическими организациями, возглавлявшими борьбу народов (наций) за независимость, а также отношения таких национальных политических организаций с международными организациями.
Понимание предмета международного права связано с ответом на вопрос: к кому обращены нормы международного права?
В «Курсе международного права» утверждается, что «нормы международного права обязывают государства в целом, а не отдельные его органы и должностные лица», а компетенция и поведение органов государства и должностных лиц, ответственных за обеспечение выполнения международных обязательств, регулируются нормами внутригосударственного права. Здесь необходимо уточнение: нормы международного права не только обязывают, но и предоставляют правомочия, т.е. управомочивают. Что же касается существа проблемы, то в реальной международно-правовой практике адресатом этих норм становится не только само государство. Многие международные договоры напрямую формулируют права и обязанности вполне определенных государственных органов и даже должностных лиц, указывают вполне конкретных исполнителей договорных норм, именно на них непосредственно возлагая ответственность за реализацию обязательств. Более того, существуют международные договоры (и их перечень неуклонно возрастает) отдельные нормы которых прямо адресованы индивидам и различным учреждения (юридическим лицам) как потенциальным носителям прав и обязанностей, устанавливаемых договорными нормами.
Международное право существует как бы в двух измерениях и поэтому может быть охарактеризовано в двух аспектах. Оно сформировалось и функционирует как часть межгосударственной системы, охватывающей разнородные компоненты взаимосвязей в рамках международного сообщества. Соответственно такой подход предопределяет понимание международного права как регулятора международных отношений, внешнеполитических действий государств как правового комплекса, существующего в межгосударственной системе и только в ней. Подобная трактовка международного права превалирует в опубликованных научных трудах и учебниках.
Вместе с тем заслуживает внимания и иной аспект: характеристика международного права как составной части формирующегося всемирного правового комплекса, который включает наряду с международным правом правовые системы государств, т. е. внутригосударственные, национальные правовые системы. Имеется в виду согласование, взаимодействие, в рамках которого определенные нормы международного права участвуют в регулировании и внутригосударственных отношений, непосредственно применяются в сфере правовой системы государства.
С этим связано то, что можно назвать «встречным движением» в современном праве: международные договоры и другие международные юридические акты ориентируются на взаимодействие с национальным законодательством, сохраняя уважительные отношение к нему, к юрисдикционным прерогативам каждого государства; законы и иные нормативные акты государств обогащаются нормами, обусловленными международным правом, содержащими отсылки к международным договорам, положения о совместном применении национальных и международных правил и о приоритетном в коллизионных ситуациях применении международных правил.
Следовательно, одним из существенных условий познания международного права является изучение в комплексе международных и внутригосударственных правовых актов, предназначенных для согласованной регламентации однородных отношений и имеющих, таким образом, совмещенный предмет регулирования.
Сами наименования многих международных договоров наглядно свидетельствуют об их комплексном (международно-внутригосударственном) предназначении: Международный пакт о гражданских и политических правах, Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Конвенция о правах ребенка, договоры (конвенции) о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, Договоры (соглашения) об избежании двойного налогообложения доходов и имущества, о поощрении и взаимной защите капиталовложений, о сотрудничестве в области науки и образования, социального обеспечения и т д. Многие из международных договоров соотносятся по предмету регулирования с положениями Конституции Российской Федерации, с законами Российской Федерации (до декабря 1991 г.
· законами Союза ССР).
В соответствии с ч. 1 ст. 17 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина признаются и гарантируются «согласно общепризнанным принципам и нормам международного права». В соответствии с ч. 1 ст. 9 Закона о гражданстве РФ «при решении вопросов гражданства наряду с настоящим Законом подлежат применению международные договоры Российской Федерации, регулирующие эти вопросы». Гражданский кодекс РФ 1994 г. предусматривает непосредственное применение международных договоров РФ к определенным гражданско-правовым отношениям (ч. 2 ст. 7). Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» 1995 г. установил, что содержание под стражей осуществляется в соответствии с принципами и нормами международного права, а также международными договорами РФ (ст. 4).
Исторически сложилось разграничение двух категорий
· международного публичного права и международного частного права. То международное право, о котором мы рассказываем как о регуляторе межгосударственных отношений, принято было именовать международным публичным правом (в наше время такое название практически не употребляется, поскольку оно вытеснено термином «международное право»). К международному частному праву традиционно относят правила поведения и взаимоотношений участников международных отношений негосударственного характера, имея в виду прежде всего гражданско-правовые и родственные им отношения с иностранным (международным) элементом. Такие правила содержатся как во внутреннем праве государств, под юрисдикцией которых находятся соответствующие физические и юридические лица, так и в международных договорах и международных обычаях.
Современное соотношение международного публичного права и международного частного права характеризуется их сближением, взаимопроникновением, поскольку, с одной стороны, международные отношения с участием физических и юридических лиц вышли за гражданско-правовые рамки, охватив административно-правовую, уголовно-правовую и иные сферы, а с другой стороны, международные договоры стали играть более существенную роль в регулировании такого рода отношений, непосредственно устанавливая правила поведения физических и юридических лиц, находящихся под юрисдикцией различных государств. Соответственно изложение многих вопросов международного права (международного публичного права) неотделимо от привлечения материалов международного частного права, имея в виду реальное сближение или даже совмещение предмета регулирования, круга участников правоотношений, методов и форм регламентации.
Пока с большим сожалением приходится констатировать, что коллизионный вопрос выбора права всё ещё находится вне поля зрения российских судей, применяющих исключительно материальное право Российской Федерации, невзирая на наличие «иностранного элемента» в гражданском споре.
Негативную роль в этом вопросе играет и российский законодатель, который либо не находит времени для решения проблем, связанных с международным правом, либо считает ситуацию не заслуживающей внимания, учитывая общее кризисное состояние России.
И всё-таки, несмотря на отмеченные недостатки, сегодня можно уже вполне определенно утверждать, что международное право в российской правовой системе является самостоятельной отраслью права, важность изучения которой никто не может поставить под сомнение.
Целью представленной дипломной работы является изучение места норм международного права и международных договоров в системе гражданского права РФ.
Исходя из цели работы, в ней будут решены следующие задачи:
– изучено влияние международного права на гражданское право России;
– рассмотрена роль принципов и норм международного права в правовой системе России;
– исследованы возможности реализации норм международного права и роль международных договоров в системе российского гражданского права ;
– определены коллизионные аспекты соотношения международного и российского гражданского права.

Глава 1. Влияние международного права на гражданское право России
Международное право и внутригосударственное право

Международное право существенно отличается от внутригосударственного права. Естественно, что это можно установить только путем их сравнения.
Во-первых, отметим то общее, что имеется в международном и во внутринациональном праве, что объединяет их под единым названием “право”. Объединяет нормы международного и национального права то, что и те и другие являются социальными нормами, т. е. регулируют общественные отношения. И те и другие представляют собой продукт волевой деятельности людей. Говоря иначе, нормы международного права, как и нормы национального права, не являются законами, действующими помимо воли и сознания человека. Обращаясь к терминологии Гуго Гроция, можно сказать, что это нормы волеустановленные.
Во-вторых, международное право как совокупность норм, регулирующих отношения между государствами, имеет много особенностей по отношению к внутригосударственному праву. Эти особенности таковы, что международное право рассматривается как особая система права. Каковы эти особенности? Основная особенность международного права состоит в том, что в качестве его субъектов выступают главным образом суверенные государства. Субъектами же внутригосударственного права являются физические и юридические лица, органы государства. Суверенитет основных субъектов международного права (государств) предопределяет и другие особенности международного права. Напомню, что под суверенитетом понимается единовластие внутри государства и его независимость вовне. Из этого, в частности, следует, что на международной арене государства выступают как равноправные участники международного общения и над ними нет какой бы то ни было верховной власти.
Международное право отличается от национального и по объекту регулирования, каковым для него являются отношения между государствами, отношения независимых друг от друга суверенных образований. Национальное же право регулирует отношения, которые возникают между субъектами этой системы права в рамках государственных границ того или иного государства.
Международное право характеризуется и особым по сравнению с национальным правом процессом нормообразования. Поскольку в международном общении в качестве его участников выступают суверенные государства, то это исключает существование над ними какой-то власти. Указанное обстоятельство применительно к процессу образования норм означает, что в такой системе общения не может быть центральных, стоящих над государствами законодательных органов, а нормы, регулирующие подобное общение, могут создаваться только самими участниками общения, т. е. государствами. Подробно процесс образования норм международного права будет рассмотрен отдельно, сейчас же достаточно отметить, что нормы международного права создаются самими государствами в процессе согласования их воль. В национальном праве нормы права создаются соответствующими органами.
В международном праве в отличие от национального отсутствуют и исполнительные органы. Нормы права в международном общении применяют сами участники общения – государства.
Суверенитет основных участников международного общения определяет и такую особенность международного права по сравнению с национальным правом, как отсутствие обязательной юрисдикции. В национальном праве не правонарушитель решает вопрос о том, будет ли правонарушение рассмотрено судом; в большинстве случаев оно рассматривается в суде помимо желания нарушителя. Поиному решается вопрос в международном праве. Поскольку участниками международного общения являются суверенные государства, то и спор между ними о нарушении норм международного права может быть рассмотрен в том или ином международном суде только с согласия спорящих государств. В качестве примера можно сослаться на Международный суд ООН, наиболее известный и авторитетный международный судебный орган. В соответствии со Статутом Международного суда ООН спор между государствами в нем может быть рассмотрен только с согласия спорящих.
Сопоставляя международное право и внутригосударственное право как системы, можно установить, что связи между элементами первой системы в сфере нормотворчества и нормоприменения носят преимущественно координационный характер; в системе же национального права эти связи носят в основном субординационный характер.
Итак, мы рассмотрели особенности международного права по отношению к внутригосударственному праву. А что есть последнее? Ведь право России отличается от права КНР, а то и другое от права Испании. Внутригосударственного права в виде совокупности юридических норм, оторванного от конкретного государства, в реальной жизни не существует; в жизни столько национальных правовых систем, сколько и государств. Но при всем их различии, иногда значительном, национальное право отдельно взятой страны имеет что-то общее с национальным правом других государств, например, наличие в них законодательных и исполнительных органов, обязательной юрисдикции и т. д. то общее хотя и основывается на внутригосударственном праве государств, но оно не привязано к праву какого-то конкретного государства. Общее – это те свойства и связи, которые присущи национальному праву любого государства, но которые отсутствуют в международном праве. Свойства же и связи, которые отличают национальное право одного государства от национального права других государств, в данном случае во внимание не принимаются.
Особенности международного права не лишают его тех качеств, которые присущи праву вообще. И в данной связи следует вспомнить о так называемых “отрицателях” международного права. В старых курсах международного права имелись даже разделы, в которых подвергались критическому разбору доктрины таких “отрицателей”, к примеру, у Ф. Ф. Мартенса (с. 15-21), у Ф. Листа (с. 8- 12). В доказательство того, что нормы международного права не являются правовыми, наиболее часто приводится следующее рассуждение: за нормой права должна стоять сила, которая способна принудить соответствующих субъектов выполнять предписания подобной нормы.
В международном праве, по мнению “отрицателей”, такой силы не существует. Конечно, организация принуждения в международном праве, несомненно, менее действенна, чем в национальном праве. Однако это не означает, что в международном праве вообще нет принуждения. Принуждение как элемент права есть и в международном праве, но имеет характерные черты, поскольку согласительный характер международного права сказывается и на принуждении. В качестве примера можно привести ст. 94, п. 2 Устава ООН, в соответствии с которой Совет Безопасности ООН может принять решение о мерах, необходимых для приведения в исполнение решения Международного суда ООН, если одна из сторон не выполняет это решение.
Некоторые авторы, признавая правовой характер норм международного права, считают, однако, международное право примитивным (например, Г. Кельзен). По их мнению, международное право находится на таком уровне развития, на каком национальное право находилось в период своего зарождения. Они полагают, что в своем развитии международное право пройдет путь, который прошло национальное право, и со временем достигнет “совершенства” последнего. Но, во-первых, международное право как особая система права развивается по своим закономерностям, с учетом присущих ему особенностей. А, во-вторых, если допустить то, что международное право в процессе развития утратит свои особенности и воспримет свойства и связи, характерные для национального права, то это будет означать, что международное право как таковое прекратило существование, став правом национальным. Пока существуют суверенные государства и объективная необходимость общения между ними, до тех пор будет существовать и международное право с его особенностями.

Роль принципов и норм международного права в правовой системе России

Отличительной особенностью новой российской Конституции является то, что в отличие от прежних основных законов СССР и РСФСР она решает вопрос о соотношении норм международного и внутригосударственного права. Включение в ч. 4 ст. 15 Конституции положения о том, что международное право является частью правовой системы Российской Федерации, имеет важные правовые последствия. Одно из них состоит в том, что правоприменительные органы, включая Конституционный Суд Российской Федерации и суды общей юрисдикции, в пределах их компетенции вправе применять нормы международного права при рассмотрении конкретных дел в случаях, определенных законодательством.
Со своей стороны российские юридические и физические лица на основе данного конституционного положения получают право прибегать к нормам международного права в целях защиты своих прав.
В ч. 4 статьи 15 Конституции РФ говорится об общепризнанных принципах и нормах международного права и о международных договорах Российской Федерации. Следовательно, составной частью российской правовой системы могут быть не всякие принципы и нормы международного права, а только те из них, которые являются общепризнанными или договорными. Очевидно также и то, что в данной норме названы различные категории международно-правовых предписаний. При этом нормы международного права, источником которых является международный договор, обозначаются понятием “международные договоры Российской Федерации”. Общепризнанные принципы и нормы международного права не связываются с определенным источником их закрепления. Это различие следует иметь в виду в практике применения рассматриваемого конституционного положения.
Конституция Российской Федерации не содержит определения общепризнанных принципов и норм международного права. В международном праве такое определение отсутствует, здесь также нет юридического документа, содержащего перечень таких принципов и норм. Очевидно, что применение этого положения потребует от правоприменительных органов тщательного изучения правоприменительной практики международных судебных органов и арбитражей, практики национальных судов иностранных государств по применению норм международного права.
Подавляющее большинство норм действующего международного права составляют нормы, обязательные для ограниченного числа (группы) государств. Наряду с этим в международном праве сложилось значительное число принципов и норм, так или иначе признаваемых всем или почти всем международным сообществом государств и называемых нормами общего международного права, общими, универсальными принципами и нормами международного права. Международный суд ООН последовательно придерживается того взгляда, что общее международное право существует как обычное международное право.
С учетом теории и практики международного права под общепризнанными принципами и нормами, о которых говорит ч. 4 ст. 15, следует понимать принципы или нормы общего международного права, получившие всеобщее признание.
К этому следует добавить, что каждая такая норма или принцип должны быть признаны обязательными и Российской Федерацией. Без такого признания они не могут стать частью ее правовой системы.
Источниками общепризнанных принципов и норм международного права по смыслу ст. 38 Статута Международного суда ООН являются: международные конвенции – как общие, так и специальные, – международный обычай как доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы, общие принципы права, признанные цивилизованными народами.
Исходя из этого, общепризнанные принципы и нормы международного права могут иметь договорно-правовую форму (например, Устав ООН), существовать в форме международного обычая (например, принцип свободы открытого моря). Некоторые из них носят смешанный характер, являясь для одних государств обычными, а для других – договорными нормами.
Конституционный Суд Российской Федерации, рассматривая конкретные дела, весьма часто обосновывал свои решения ссылками на общепризнанные принципы и нормы международного права, нормы международных договоров, в частности относящихся к правам и свободам человека, другие международно-правовые акты или общепризнанные международные нормы. Помимо этого Конституционный Суд ссылался и на международные документы рекомендательного характера (резолюции, декларации Генеральной Ассамблеи ООН, рекомендации МОТ), не являющиеся источниками прав и обязанностей для голосовавших за них государств.
Со своей стороны Верховный Суд Российской Федерации, разъясняя судам вопросы применения ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, как представляется, необоснованно сузил содержание этого положения. Верховный Суд предписал судам при осуществлении правосудия исходить из общепризнанных принципов и норм международного права, закрепленных в международных пактах, конвенциях и иных документах, в частности во Всеобщей декларации прав человека, поскольку общепризнанные принципы и нормы могут действовать как нормы обычного права.
Объявляя общепризнанные принципы и нормы международного права составной частью российской правовой системы, ч. 4 комментируемой статьи не проводит различия между принципами и нормами международного права.