Обязательства по возмещению вреда причиненного публичной властью

СОДЕРЖАНИЕ

“” ВВЕДЕНИЕ – 5
“” ГЛАВА 1. ОРГАНЫ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ И ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА КАК УЧАСТНИКИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА – 25
“” § 1. Гражданская правосубъектность органов публичной власти и должностных лиц
“” § 2. Особенности участия органов публичной власти должностных лиц в деликтных обязательствах
“” ГЛАВА 2. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ПО ВОЗМЕЩЕНИЮ ВРЕДА ПРИЧИНЕННОГО ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТЬЮ И ДОЛЖНОСТНЫМИ ЛИЦАМИ – 60
“” § 1. Общие положения об ответственности за вред, причиненный публичной властью
“” § 2. Основания и условия ответственности за вред, причиненный публичной властью.
“” § 3. Субъекты ответственности за вред, причиненной публичной властью гражданам или юридическим лицам
“” § 4 Особенности ответственности за вред, причиненный незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда
“” ЗАКЛЮЧЕНИЕ – 64
“” БИБЛИОГРАФИЯ – 68
1. “” Нормативно
· правовые акты и судебно
· арбитражная практика
2. “” Научная литература
ВВЕДЕНИЕ

Предметом исследования в настоящей работе являются вопросы обязательств по возмещению вреда, причиненного органами публичной власти и их должностными лицами. Эта тема весьма актуальна по следующим причинам.
Органы государственной власти и местного самоуправления состоят из людей, наделенных властными полномочиями
· должностных лиц и иных государственных или муниципальных служащих. Государственный орган персонифицирует в себе государство или муниципальное образование (либо какое-то из их правомочий) и в этом смысле он есть лишь проводник их воли. Однако люди, работающие в данном органе, могут совершать ошибки и принимать решения, влекущие за собой причинение вреда третьим лицам. И в таких ситуациях возникают обязательства вследствие причинения вреда публично-властными субъектами, как это предусмотрено ст. 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Особым случаем ответственности за вред, причиненный публичной властью, является ответственность за вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.
Перечисленные случаи представляют собой нарушения конституционного права каждого гражданина на свободу и личную неприкосновенность, которые обычно влекут для граждан как нравственные страдания, так и неблагоприятные имущественные последствия. Поэтому закон предусматривает для них особые правовые, в том числе гражданско-правовые, последствия.
Такие ситуации могут возникнуть только в результате незаконных действий правоохранительных органов – органов дознания, предварительного следствия и прокуратуры или суда, которые привели к указанным выше последствиям в отношении граждан (физических лиц). Если вред причинен гражданину названными органами государства в иных случаях, не подпадавших под указанный выше перечень, например в результате его незаконного задержания в качестве подозреваемого или в результате незаконного применения к нему принудительных мер медицинского характера, он возмещается по общим правилам возмещения вреда, причиненного гражданину актами или действиями публичной власти (п. 2 ст. 1070 ГК). Это же относится и к случаям причинения вреда правоохранительными или судебными органами юридическим лицам.
Должностные лица названных государственных органов в указанных выше ситуациях обычно действуют от имени Российской Федерации и на основании федеральных законов. Поэтому имущественную ответственность за результаты их незаконных действий также принимает на себя Российская Федерация за счет своей казны. В случаях, когда должностные лица правоохранительных или судебных органов в соответствии с законом действуют от имени субъекта Российской Федерации или муниципального образования, имущественную ответственность за их незаконные действия несёт соответствующее публично-правовое образование за счет своей казны. Поэтому прежде нужно рассмотреть общее понятие ответственности публично-правовых образований
· государства и муниципального образования.
Целью представленной выпускной квалификационной работы является рассмотрение обязательств по возмещению вреда, причиненного органами публичной власти и их должностными лицами.
При рассмотрении данной темы будут подвергнуты анализу вопросы о гражданско-правовой правосубъектности государственных и муниципальных органов, которым будет посвящена глава 1 данной работы, в то время как глава вторая и третья – непосредственно содержат рассмотрение вопросов, связанных с самой ответственностью.
Объектом исследования выпускной квалификационной работы являются общественные отношения, возникающие при привлечении к гражданско
· правовой ответственности государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц за причиненный ими вред.
Предметом предложенного исследования является законодательство РФ и другие нормативные акты, регулирующие вопросы гражданско
· правовой ответственности выше перечисленных органов власти и должностных лиц за причиненный ими вред.
Исходя из цели выпускной квалификационной работы, в ней будут решены следующие задачи:
рассмотрена правосубъективность государства и публично
· правовых образований;
исследована возможность участия государства и муниципальных образований в обязательственных правоотношениях ;
изучена ответственность за вред, причиненные публично-властными субъектами и условия ответственности за этот вред;
рассмотрены правоохранительные органы как субъекты отношений по возмещению вреда и основания ответственности за вред, причиненный актами органов прокуратуры, дознания, следствия и суда .
При написании данной работы использовались труды таких авторов, как М.И. Брагинский, А. М. Белякова, Г. К. Матвеев, В. Т. Смирнов, А. А. Собчак, Е.А. Суханов и другие, а также материалы судебной практики, обобщенные Верховным судом Российской Федерации в своих постановлениях.
ГЛАВА 1. ОРГАНЫ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ И ДОЛЖНОСТНЫЕ ЛИЦА КАК УЧАСТНИКИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ВСЛЕДСТВИЕ ПРИЧИНЕНИЯ ВРЕДА
§ 1. Гражданская правосубъектность органов публичной власти и должностных лиц

Данная работа посвящена гражданско-правовой ответственности органов публичной власти и их должностных лиц. Однако, они являются лишь разновидностью государственных (в ряде случаев
· муниципальных) органов. Поэтому необходимо вначале уяснить каким образом государство или муниципальное образование в лице своих органов выступает в гражданских правоотношениях, в том числе и в обязательствах, вытекающих из причинения вреда.
Правовое положение государства и государственных (муниципальных) образований составляет важную часть учения о субъектах гражданского права, в которой тесно переплетены частно- и публично-правовые элементы. От подхода к государству в рамках права публичного зависит и его положение в гражданском праве.
Государство как носитель суверенитета едино и неделимо
· не может существовать двух суверенов на одной и той же территории. Соответственно государство и в гражданском обороте может рассматриваться как единый и единственный субъект. Ценность такой конструкции состоит в том, что за действия каждой своей части отвечает государство в целом, обладающее несравненно большим объемом имущества. Поэтому случаи, когда у государства отсутствуют средства для того, чтобы рассчитаться со своими кредиторами, относительно редки.
В то же время Российское государство является многоуровневым образованием. Это связано как с множественностью функций, выполняемых государством в современную эпоху, так и с особенностями именно Российской Федерации, колоссальные размеры территории которой и многообразие культуры и быта населяющих ее людей уникальны. Рассматривать государство только как единого и неделимого субъекта ни в публичном, ни в гражданском праве при таких обстоятельствах нельзя.
Государство подразделяется на субъекты различных уровней – Российскую Федерацию, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования (города, районы, села, поселки, деревни и т. д.). Эти субъекты считаются самостоятельными лицами, имеющими свою структуру, собственное имущество и, по общему правилу, не отвечающими по обязательствам друг друга. Такое имущественное построение государства оптимально с точки зрения его федеративного устройства. Однако оно неудачно с точки зрения защиты интересов кредиторов неплатежеспособного государственного образования. Ведь нормальное состояние имущественных отношений – продукт деятельности государства в целом, которое и должно нести за них ответственность.
И все-таки в рамках действующего законодательства обособленная личность Российской Федерации, ее субъектов и муниципальных образований не может быть проигнорирована. Однако особенности не должны скрывать их общности. Гражданский кодекс исходит из того, что в целом участие государства и его частей в гражданском обороте строится на одинаковых принципах. Имеются, конечно, и некоторые различия. Поэтому в дальнейшем сказанное о государстве распространяется на все государственные (муниципальные) образования, если иное особо не оговорено.
Государство, как и другие субъекты гражданского права, может участвовать в гражданско-правовых отношениях. И в этом смысле оно обладает правоспособностью. Однако его правоспособность обладает рядом особенностей, связанных с тем, что оно является также и главным субъектом публичного права, носителем власти. Эти особенности концентрированно выражает свойство суверенности, присущее государству.
Государство осуществляет власть. Но функция властвования свойственна и другим субъектам. Властвуют работодатель над своими работниками, родители над своими детьми, сообщества над своими членами. Однако среди них государство выделяется как единственная власть, обладающая суверенитетом. На определенной территории повеления государства преобладают над всеми иными властными велениями. Это преобладание воплощается в независимости государства от кого бы то ни было и составляет главный признак его суверенитета.
Суверенитет имеет как внутреннее, так и внешнее проявление. В пределах своей территории государство олицетворяет наивысшую власть. Никто не может вмешиваться во внутренние дела государства, если только иное не вытекает из общих принципов международного права. Вовне суверенитет проявляется как независимость данного государства от других государств и иных субъектов международного права.
Государство как суверен обладает свойствами, которые превращают его в особого субъекта гражданского права, а именно:
государство само принимает законы, которыми должны руководствоваться все остальные субъекты гражданского права;
государство может принимать административные акты, из которых возникают гражданско-правовые отношения независимо от воли другой стороны;
государство сохраняет властные функции даже тогда, когда оно вступает в построенные на началах равенства гражданско-правовые отношения;
государство пользуется иммунитетом.
Перечисленные свойства выражают далеко не все особенности государства как участника гражданско-правовых отношений. Однако даже то, что названо, позволяет говорить об особом положении государства в гражданском праве.
Это особое положение отражает две противоположные тенденции. С одной стороны, необходимость уравнивания государства в отношениях с субъектами частного права, не обладающими властными полномочиями, а с другой – использование этих полномочий для направления хозяйственного развития в определенное русло. Первая тенденция отражена в ГК в качестве общего принципа. Согласно п. 1 ст. 124 ГК РФ государство участвует в гражданско-правовых отношениях на равных с другими субъектами началах. Иными словами, оно заранее отказывается от своего особого положения как суверена в частно-правовых отношениях и не должно пользоваться имеющимися у него властными полномочиями. Тем не менее, во многих других нормах Кодекса (см., например, ст. 445 ГК) и в иных правовых актах закреплены достаточно широкие права государства по вмешательству в гражданско-правовые отношения. Однако это полномочия не участника данных отношений, а стоящего над ними третьего лица.
Государство как лицо существует в рамках как публичного, так и частного права. При этом для современного правопонимания характерно отрицание заимствования частно-правовых конструкций для характеристики публично-правовых феноменов и наоборот. То, что государство является субъектом публично-правовых отношений, особых сомнений не вызывает. В данных отношениях оно действует не как частно-правовой субъект, и потому нельзя заимствовать какие-либо гражданско-правовые характеристики для описания государства как субъекта публичного права. В рамках этих отношений государство выступает как носитель публичной власти.
В отношениях, регулируемых частным правом, государство не обладает властными полномочиями. Здесь оно подчинено общим принципам гражданского права. Таким образом, происходит своеобразное «расщепление» личности государства в зависимости от природы отношений, в которых оно участвует.
И, тем не менее, властная (публично-правовая) сущность государства проявляется и в гражданском праве. Она выражается в особом характере государства как субъекта гражданского права, поскольку оно, будучи организацией, не признается тем не менее юридическим лицом. Хотя иногда государство относят к коллективным образованиям, привлекая тем самым для его характеристики понятия из арсенала учения о сущности юридического лица.
В этом специфика правового положения государства в российском гражданском праве, где классификация субъектов предстает как трехчленная – физические лица, юридические лица и особое лицо – государство. Подчеркивая особенность государства как субъекта частного права, его тем самым выводят из общего ряда субъектов.
Вместе с тем конструкция «особого лица» таит в себе и ряд проблем. Следуя этой трактовке, необходимо пояснять, в чем состоят особенности государства как субъекта гражданского права. Однако законодатель идет по иному пути, распространяя на государство нормы, которые определяют участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов (п. 2 ст. 124 ГК РФ). Таким образом, государство приравнено к юридическому лицу, но не названо таковым.
К государству в полном объеме могут быть применены только правила о волеобразовании и волеизъявлении юридических лиц. Остальные правила о юридических лицах (в частности, о правоспособности, о регистрации, наименовании и месте нахождения, филиалах и представительствах, видах юридических лиц, их реорганизации и ликвидации) к государству неприменимы. Государство, как и юридическое лицо, представляет собой организацию, которая имеет внутреннюю структуру и регламент, органы управления и участвует в гражданском обороте. Однако государство действует через посредство не только физических, но и юридических лиц.
Что касается таких признаков юридического лица, как организационное единство, имущественная обособленность, выступление в обороте от своего имени и самостоятельная имущественная ответственность (абз. 1 п. .1 ст. 48 ГК РФ), то они применительно к государству получают совсем иное наполнение. Организационное единство государства достигается главным образом публично-правовыми методами. Отсутствует единая структура и общий для всех регламент. Имущество государства в значительной части распределено между созданными им юридическими лицами, которые являются самостоятельными участниками гражданских правоотношений. Государство как собственник выступает в обороте не только от своего имени, но и от имени созданных им юридических лиц. Ответственность государства не распространяется на все принадлежащее ему имущество (часть имущества, по сути, забронирована от взысканий кредиторов).
Наряду с физическими и юридическими лицами участниками отношений, регулируемых гражданским правом, являются государство и другие публично-правовые образования. Для решения стоящих перед ними публичных, общенациональных или иных общественных (региональных, местных) задач они во многих случаях нуждаются в участии в имущественных отношениях. При этом должны быть учтены особенности статуса таких образований, обладающих публичной властью, а в ряде случаев являющихся политическими суверенами, которые сами определяют правопорядок, в том числе случаи и пределы собственного участия в гражданских правоотношениях. С другой стороны, необходимо в полной мере соблюсти интересы участников имущественного оборота как юридически равных собственников (или иных законных владельцев) имущества, находящихся в частноправовых, а не в публично-правовых отношениях друг с другом. Этими обстоятельствами и определяются особенности участия государственных и муниципальных органов (публично-правовых образований) в гражданском (имущественном) обороте.
К числу публично-правовых образований, участвующих в гражданских правоотношениях, относятся, во-первых, государство и, во-вторых, муниципальные образования. Особенности отечественного государственного и социально-экономического устройства имеют следствием то положение, что государство не выступает в качестве единого субъекта гражданских правоотношений, а, напротив, характеризуется множественностью субъектов. К их числу относятся как Российская Федерация (федеральное государство) в целом, так и ее отдельные субъекты
· республики, края, области, города федерального подчинения, автономная область, автономные округа (ч. 1 ст. 65 Конституции РФ), являющиеся государственными образованиями. Итого
· 90 субъектов, к которым применим термин «государство как участник гражданско-правовых отношений».
Что касается городских и сельских поселений и других муниципальных образований, то в них осуществляются функции местного самоуправления (ст. 131 Конституции РФ), в связи с чем они не могут считаться государственными образованиями. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти (ст. 12 Конституции РФ). Несомненно, однако, что они обладают известными властными полномочиями, т. е. функциями публичной власти, которыми их наделяет закон (ст. 132 Конституции РФ). Поэтому как муниципальные, так и государственные образования охватываются общим понятием публично-правовых образований.
Особенности правового положения всякого государства обусловлены наличием у него политической власти и государственного суверенитета, в силу которых оно само регулирует различные, в том числе имущественные, отношения, устанавливая в качестве общеобязательных как правила поведения для всех участников, так и порядок разбирательства их возможных споров. При этом оно само определяет и собственную гражданскую правосубъектность, ее содержание и пределы. Вместе с тем, участвуя в имущественных (частноправовых) отношениях, государство должно соблюдать установленные им же правила, обусловленные самой природой регулируемых отношений. Оно не может использовать свои властные прерогативы для того, чтобы произвольно менять в своих интересах гражданско-правовые нормы или навязывать контрагентам свою волю в конкретных правоотношениях, иначе рыночный (имущественный) оборот не сможет нормально функционировать, а необходимая ему частноправовая форма будет разрушена.
Поэтому государство и другие публично-правовые образования в гражданско-правовых отношениях выступают на равных началах с иными их участниками
· гражданами и юридическими лицами (п. 1 ст. 124 ГК). Это означает, что они не вправе использовать здесь никакие свои властные полномочия по отношению к другим участникам (контрагентам). За нарушение гражданских прав или неисполнение обязанностей к публично-правовым образованиям в судебном порядке могут быть применены обычные меры имущественной ответственности, ибо во «внутренних» (внутригосударственных) гражданских правоотношениях публично-правовые образования лишены судебного иммунитета (т. е. возможности привлечения к суду только с их согласия).
Правоспособность государства не может быть тождественна правоспособности различных физических и юридических лиц. В чем-то она шире, а в чем-то – уже. Ряд возможностей может принадлежать только государству, например, приобретать имущество, не имеющее наследников, или выпускать государственные ценные бумаги. Выделена также особая сфера отношений, в которые, исходя из их природы, могут вступать и другие субъекты гражданского права, однако это им прямо запрещено. Такая сфера обычно называется государственной монополией. Например, устанавливается государственная монополия на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров. Установлен также перечень объектов, которые могут находиться исключительно в государственной собственности.
Правда, в последнее время перечень таких объектов стал значительно уже – из него выпали земельные участки, драгоценные металлы и камни и ряд других объектов.
Но исключительной собственностью государства продолжают оставаться недра и животные в состоянии естественной свободы. В то же время некоторые возможности, например, передавать имущество по наследству, заключать отдельные виды договоров (договор коммерческой концессии и др.), иметь свое фирменное наименование, считаться автором произведений литературы, науки и искусства, государству недоступны. Однако это только количественные различия. Но есть и различия качественные.
Государство участвует в гражданском обороте не в своих частных интересах, а в целях наиболее эффективного отправления публичной власти. Эти цели предопределяют и сущность правоспособности государства. Она не может быть общей, хотя В.В. Залесский высказывает противоположную точку зрения. Природа государства не позволяет ему приобретать ряд прав и возлагать на себя некоторые обязанности. Участвуя в имущественных отношениях, государство не может и не должно исходить из собственных интересов, отличных от интересов общества, которому оно служит. У него не может быть полной автономии воли в выборе направлений своей деятельности или ее организационно-правовых форм.
Государство по сравнению с теми субъектами гражданского права, которые имеют общую правоспособность, более ограничено.
Однако правоспособность государства не может считаться и специальной, ограниченной лишь теми возможностями, которые прямо перечислены законом.
Во-первых, нигде перечень полномочий государства исчерпывающе не описан. Во-вторых, государство, принимая законы, само может установить более широкий объем своей правоспособности. И ему нельзя в этом отказать. Ведь жизнь постоянно ставит перед ним все новые и новые проблемы. Наконец, в сфере международных отношений, где государство в полной мере осуществляет свой суверенитет, признание его правоспособности специальной только стеснит свободу и самостоятельность, которая крайне необходима во все времена.
Конечно, исходя из концепции правового государства, трактовка его правосубъектности как специальной выглядит привлекательно. Но специальный характер правоспособности никогда не мешал государству ее расширять. Главную преграду такому расширению образует гражданское общество, которое вводит государство в определенные рамки, указывая на цели, достижению которых оно должно служить. Только общество способно положить конец государственному беспределу.
Поэтому правоспособность государства следует назвать целевой – она вытекает из той функции носителя публичной власти, которую в интересах всего общества выполняет государство.