История отечественной криминологии

Содержание

“” Введение
“” . Криминология в дореволюционной России
“” . Развитие криминологии в СССР
“” .1. Советский период: до начала 30-х годов
“” .2. Советский период: после 1956 года
“” .3. Отечественные криминологические учреждения и участие СССР в международных учреждениях
“” . Криминологические исследования в современной России
“” Заключение
“” Список литературы

Введение

Возникновение криминологии как самостоятельной науки относят к середине Х1Хв. в связи с появлением работ Ч. Ломброзо (1835-1909 гг.) и итальянского исследователя Гарофало. Последний в 1885г. опубликовали монографию под названием “Криминология”.
Однако идеи о сущности преступности, ее причинах, предупреждении преступлений интересовали человеческое общество всегда, о чем свидетельствуют многочисленные высказывания по этим вопросам мыслителей древности (Платон, Аристотель), эпох Возрождения (М. Лютер, Дж. Локк), Просвещения (Монтескье, Руссо и др.), становления и развития капитализма (Ч. Ломброзо, Кетле и др.).
Анализ многочисленных теорий и научных взглядов дает основания для выделения трех основных направлений (классического, антропологического и социологического), по которым исторически развивались криминологические идеи, позволившие в конечном счете сформировать криминологию как самостоятельную науку.
В настоящее время преобладающим является взгляд на криминологию как на общетеоретическую науку о преступности, с выводами которой должны считаться специалисты в области других наук, ранее называвшихся науками «криминального цикла», а позднее
· «криминологического цикла» (уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права, оперативно-розыскного права, криминалистики, криминальной психологии и т.п.).
Но такое признание криминология получил сравнительно недавно. История становления этой науки полна острых столкновений. Поэтому актуальным представляется рассмотрение предыстории криминологии
· вспомнить более ранние учения о преступлениях, их причины.
Целью курсовой работы является изучение истории отечественной криминологии.
Современное развитие криминологии подтверждает, что преступность в любом обществе есть объективно существующее социально-правовое явление, что человеку присуще сложное сочетание биологических свойств, выступающих в качестве предпосылок развития личности, которая в конечном счете формируется под влиянием социальной среды.
Современная российская криминология активно развивается с учетом реалий общества, вносит весомый вклад в реализацию государственной политики борьбы с преступностью, предупреждения преступлений.

1. Криминология в дореволюционной России

В дореволюционной России вопросам преступности и воздействию на нее уделялось значительное внимание как в практическом, так и в теоретическом отношениях. Для сравнения достаточно сказать, что в советский период не удалось законодательно оформить систему мер предупреждения преступлений. В царской же России это было сделано еще в 1832 г. в виде Устава о предупреждении преступлений, который в последующем трижды (в 1842, 1857 и 1900 гг.) существенно обновлялся.
Впервые преступность в России систематически начала изучаться в рамках социологической школы уголовного права.
Первым криминалистом, призвавшим своих коллег включить в науку уголовного права исследование причин преступности, был профессор Московского университета М.В. Духовской. В 1872 г. 23-летний доцент Демидовского юридического лицея прочел лекцию “Задачи науки уголовного права”, в которой указал, что эта наука должна изучать преступление как явление общественной жизни и его причины (См.: Временник Демидовского юридического лицея. Кп.4. Ярославль, 1873.).
Главной причиной преступлений Духовской считал общественный строй, “дурное экономическое устройство общества, дурное воспитание и целая масса других условий”. Безусловно, заслугой Духовского было активное использование материалов уголовной статистики в изучении причин преступности.
Характерной чертой социологической школы уголовного права было рассмотрение преступления не только как юридического понятия, но и как социального явления. Представители этого направления (М.Н. Гернет, П.И. Люблинский, М.П. Чубинский, И.Я. Фойницкий, Х.М. Чарыхов и др.) ставили перед собой задачу всестороннего изучения взаимосвязи, существующей между социальной средой и преступностью. В своих научных трудах главное внимание они сосредоточили на отыскании факторов преступности и на определении вероятности, с которой тот или иной фактор способен вызывать нарушения уголовно-правовых запретов. Сводя причины преступности к действию многочисленных отдельных и влияющих с разной силой факторов, социологическая школа в качестве мер воздействия на преступность предлагала отдельные, подчас незначительные реформы. Провозгласив преступность явлением социальным, теоретики социологической школы тем не менее не дали полного, развернутого определения основного предмета своего исследования.
Криминалисты-социологи подразумевали, что познание преступности целиком зависит от полноты изученности ее факторов, а потому основное внимание эта школа уделяла анализу многочисленных данных, свидетельствующих о статической зависимости между различными социальными, экономическими и личностными характеристиками преступников, с одной стороны, и фактами нарушения уголовного закона – с другой. Поэтому важнейшим методом исследования закономерности развития преступности социологическая школа считала статистический анализ. Сравнивались количественные показатели преступности с учетом особенностей страны, региона, времени года или суток, половозрастных, психологических и образовательных характеристик преступников, алкоголизма, цен на хлеб и т.д. На основе этих данных предлагались различные классификации факторов преступности, самой распространенной из которых была трехчленная, разделявшая все факторы на индивидуальные (антропологические), социальные и физические (космические) (См.: Жижеленко А.А. Преступность и ее факторы. М., 1922; Чубинский М.П. Курс уголовной политики. СПб., 1912; Гогель С.К. Роль общества в деле борьбы с преступностью. М., 1906; и др.).
Статистические закономерности, которыми оперировали криминалисты-социологи, давали, безусловно, некоторую новую информацию о преступности, но только на их основе невозможно объяснить, в силу чего эти закономерности проявляются. Такое объяснение могла дать лишь наука, включающая в свой предмет не специфически правовое регулирование поведения граждан, а социальную обусловленность человеческих поступков в широком смысле.
Направлением, которое сделало переход на новые методологические позиции в изучении преступности, было левое крыло социологической школы уголовного права России (М.Н. Гернет, М.М. Исаев, Н.Н. Полянский и др.)(См.: Исаев ММ. Социологическая школа и уголовном праве как защитница интересов господствующих классов. //Проблемы преступности. Харьков, 1924. С. 107-123; Чарыхов Х.М. Учение о факторах преступности (социологическая школа в науке уголовного и рапа). М” 1910; Гернет М.Н. Преступление и борьба с ним в связи с эволюцией общества. М., 1916.).
Представители этого направления, показав методологическую ограниченность теории факторов, ее неспособность вскрыть действительные причины преступности, сделали верный вывод о том, что только на основе диалектического метода можно дать адекватное теоретическое описание преступности. Криминалисты-социологи левого крыла не только ясно осознавали, что преступность есть определенное состояние социального организма, но и старались в своих исследованиях раскрыть внутреннюю связь, существующую между эмпирическими закономерностями преступности и социально-экономическим устройством общества. Так, М.Н. Генрет писал, что преступность всегда была лишь отражением состояния всего общественного уклада.
Яркой фигурой среди левой группы русских социологов был Х.М. Чарыхов, написавший в 1910 г., будучи студентом последнего курса юридического факультета Московского университета, интересную работу “Учение о факторах преступности”. Критикуя идеалистические методы современной ему социологии, он подчеркивал, что единственно правильный метод – это метод диалектический, ибо он рассматривает явления в развитии, движении, в возникновении и уничтожении – и тем самым обнаруживает прйтиворечивую, диалектическую природу явлений.
Антропологическое направление уголовного права не нашло в России такого распространения, как на Западе. Из известных юристов, тяготеющих к антропологам – последователям Ломброзо, можно назвать Д.А. Дриля (1846-1910). В учении антропологов его привлекала главным образом неудовлетворенность догматическими пострениями классической школы уголовного права, забывавшей в своих чисто юридических схемах живого человека, вставшего на путь преступлений. Дриль поставил целью своей жизни помочь этим несчастным. Отсюда его особое внимание к индивидуальным факторам преступности, которые в противоположность западноевропейским антропологам он полностью подчинял факторам социальным. Источником преступности, по его мнению, являются всегда два основных фактора – личное и социальное, причем второе определяет первое. Эта мысль проходит через все его основные работы: “Преступный человек” (1882 г.), “Малолетние преступники” (т. 1 – 1884 г., т. 2 – 1888 г.), “Психофизические типы в их соотношении с преступностью” (1890 г.), “Преступность и преступники” (1899 г.), “Учение о преступности и мерах борьбы с ней” (1912г.).
В своей ранней работе, озаглавленной так же, как и основной труд Ломброзо “Преступный человек”, Дриль писал: “Преступность возникает обыкновенно на почве болезненной порочности и исцеляется или медицинским лечением, или благоприятным изменением жизненной обстановки. Эта болезненно-порочная природа передается далее путем унаследования различных дефектов”.
В дальнейших работах Дриль все больший упор делал на социально-экономические причины, расходясь в самых существенных вопросах с антропологами. Сам Дриль не причислял себя ни к антропологическому, ни к социологическому направлению. “Поведение и поступки человека, – писал он, – это равнодействующая усилий факторов двух категорий: особенностей психофизической природы деятеля и особенностей внешних воздействий, которым он подвергается” (Дриль ДА. Учение о преступности и мерах борьбы с ней. M.,1912. С.185-186.).
Выдающихся юристов своего времени – профессоров уголовного права, какого бы направления они ни придерживались (классического, социологического, антропологического), объединяет общность взглядов на основные причины преступления и задачи наказания, стремление выработать радикальные, с их точки зрения, меры, обеспечивающие более или менее эффективную борьбу с преступностью (см., например, работы Н.С. Таганцева, И.Я. Фойницкого, М.Л. Чубинского, С.К. Гогеля и др.).
В последней трети XIX столетия в России, так же как и в зарубежных европейских странах, появились статистические исследования преступности, попытки научного осмысления влияющих на нее факторов. И. Орлов и А. Хвостов сформулировали позицию, отрицающую сведение многообразных причин преступности к какой-нибудь одной, главенствующей среди них. Ими же описаны специфические географические особенности преступности. В частности, отмечена повышенная в тот период преступность в Пермской области, объяснявшаяся ее соприкосновением с Сибирью, дававшей приток беглых каторжников.
Революционно настроенный П. Ткачев увязывал рост преступности с «неблагоприятными общественными отношениями, делающими из одного человека раба, а из другого
· тирана», отсутствием прочного материального обеспечения, развращающими людей нищетой и бедностью.
История российской криминологии пока недостаточно изучена. Однако ясно, что в идеях специалистов, изучавших преступность в прошлом, содержится немало полезного и для настоящего времени, что в равной степени относится как к зарубежной, так и к отечественной науке.

2. Развитие криминологии в СССР
2.1. Советский период: до начала 30-х годов

После Октябрьской; революции изучение преступности было продолжено. Первое послереволюционное десятилетие в стране в какой-то мере еще сохранялась гласность. В системе статистики выделялся особый раздел
· «моральная статистика», в котором, в частности, отражались сведения о преступлениях и преступниках. Это создавало крупномасштабную эмпирическую базу для криминологических исследований.
По всей стране при различных ведомствах действовали кабинеты и клиники по изучению преступности и преступника. Первый такой кабинет возник в 1918 г. в Петрограде. Понятно, что наряду с чисто научными учреждениями криминологические проблемы исследовались также и вузами, где криминологию преподавали в рамках общей части уголовного права.
К середине 20-х годов наметилась тенденция к централизации криминологических исследований и усилению государственного контроля за ними. В 1925 г. возник Государственный институт по изучению преступности и преступника, подчинивший ранее разрозненные кабинеты, ставшие его филиалами в Ленинграде, Москве, Саратове и Ростове-на-Дону. Для изучения личности заключенных была организована экспериментальная клиника при институте. Она функционировала на базе одного из московских мест лишения свободы. В ней отрабатывались рациональные методы исправительно-трудового воздействия, соответствовавшего всем типам существовавших тогда мест лишения свободы.
По мере нарастания в СССР большевистского тоталитаризма руководство страны во главе со Сталиным, как известно, повело наступление на гласность. В начале 30-х годов была засекречена моральная статистика. Криминологи стали подвергаться гонениям. Распространенным приемом против них служило обвинение в «неоломброзианстве». В этих целях был специально проведен диспут в Коммунистической Академии, нанесший криминологии как науке сильный удар. В 1931 г. Государственный институт по изучению преступности и преступника был реорганизован в Институт уголовной и исправительно-трудовой политики, причем объем криминологических исследований существенно сузился.
Не справившееся с решением экономических и социальных проблем руководство страны готовилось к геноциду против населения. Оно прежде всего позаботилось о том, чтобы никто не занялся анализом предстоящей его преступной деятельности. Неудивительно поэтому, что именно в 1937 г., самом страшном за весь советский период, Институт уголовной и исправительно-трудовой политики вновь реорганизовали во Всесоюзный институт юридических наук. Социологические исследования преступности фактически прекратились вплоть до конца 50-х годов.
Тем не менее, более чем за десять лет, предшествовавших сталинскому террору, криминология кое-что успела. Продолжали свои исследования ученые, имевшие основательную дореволюционную подготовку, такие, как А.А. Жижиленко, М.Н. Гернет. Появились работы А.А. Герцензона, В.И. Куфаева, М.М. Исаева, А.А. Пионтковского и др., рассматривавших различные криминологические вопросы. Было опубликовано немалое число научных трудов. Интенсивно разрабатывались темы преступности несовершеннолетних, хулиганства, растрат, убийств, городской и деревенской преступности.
На первых порах сохранялся необходимый науке плюрализм. Преступное поведение рассматривалось в его социологическом, психологическом, клиническом аспектах. Взвешенно, без забегания вперед оценивал возможности криминологической науки профессор Петроградского университета А.А. Жижиленко. Он считал, что наука еще не настолько продвинулась вперед, чтобы определить законы, управляющие преступностью. Однако при современном состоянии учения о ее факторах можно было сказать, что в области преступности, где раньше предполагалось простое проявление свободной воли человека, приходится учитывать зависимость его деятельности от ряда причин, лежащих за пределами свободного его усмотрения.