Современные проблемы преступности в России

СОВРЕМЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ В РОССИИ
В.Н. Кудрявцев
Преступность в России представляет собой в настоящее время одну из наиболее болезненных общественно значимых проблем. В течение нескольких лет мы наблюдаем беспрецедентный количественный рост преступности и ухудшение ее качественных показателей. Начну с ее общей характеристики.
“CRIME1.GIF”
Рис. 1. Динамика преступности в СССР, СНГ и РФ, 1920-2000 гг.
Рисунок 1 отражает динамику преступности в СССР и России за весь советский и постсоветский период. Следует иметь в виду, что многие данные, на которых основан график, были в свое время секретными и не публиковались. Теперь есть возможность увидеть кривую преступности за длительный временной интервал. В годы гражданской войны, с которых здесь ведется отсчет, уровень преступности был высоким: например, в 1921 г. зарегистрировано 2 500 тыс. преступлений [ “1”]. Затем последовали два спада: первый – между войнами, следующий – после второй мировой войны. Если в 1939 г. общими судами было осуждено около 950 тыс. человек, то в 1947 г. – 1 млн. 400 тыс. [ “2”, с. 57]. Наибольшее снижение преступности приходится на 60-е годы (в 1965 г. зарегистрировано 752 тыс. преступлений, а осуждено около 500 тыс. человек) [ “3”, с. 64, 73].
Причины столь заметных колебаний в динамике преступности имеют сложную, комплексную природу, включая изменения социально-экономического, политического, демографического и правового характера. Достаточно сказать, что введение в начале 60-х годов товарищеских судов, передачи виновных на поруки и других форм освобождения от наказания “оттянуло” от правоохранительных органов существенное число правонарушений. Затем преступность вновь начала возрастать, и этот процесс продолжается до сих пор. В 1998 г. в Российской Федерации зарегистрировано 2 млн. 582 тыс. преступлений (на 7.7% больше, чем в 1997 г.), если же учитывать всю территорию СНГ, то 3 млн. 500 тыс. Это невиданная прежде цифра. Да и в самой России масштабы преступности превышают худшие показатели для Союза ССР, хотя территория уменьшилась вдвое, а население сократилось до 147 млн. чел.
“CRIME2.GIF” Рис. 2. Прогнозы и реальная тенденция преступности в РФ, 1971-2005 гг.
В 1982 и 1997 г. предпринимались попытки прогнозировать развитие преступности в стране. На рисунке 2 представлены эти прогнозы (нижняя 1 кривая – 1982 г., верхняя кривая – 1997 г.), а также фактическое положение дел (ломаная линия). Как видим, первый прогноз был несколько более оптимистичным, чем второй, реальная же тенденция проходит между этими экстраполяциями. Как далее будут развиваться события? В 1996-1998 гг. уровень правонарушений стабилизировался; возможно, имеет место так называемое насыщение преступности, и она уже не превысит показателя 2.5-3 млн. преступлений в год.
Понятно, что абсолютные цифры малоинформативны. Более точную картину позволяет получить коэффициент преступности, то есть количество правонарушений относительно численности населения. В прошедшем году на каждые 100 тыс. человек у нас совершалось 1756 преступлений [ “3”, с. 35]. Это значительно больше, чем в свое время в Советском Союзе: в 1978 г. коэффициент составлял 503 (на 100 тыс. жителей), к 1985 г. он вырос до 700 с лишним, а с 1990 г. наблюдался постоянный его рост: 1990 г. – 968, 1991 г. – 1115 и т.д. [ “2”, с. 65].
Это достаточно высокий показатель. По сути дела ежегодно чуть менее 2% населения совершают преступления. Мы, конечно, здесь не одиноки. В государствах СНГ, особенно в Белоруссии и на Украине, уровень преступности тоже довольно высокий. Но есть страны, где ситуация гораздо хуже, чем у нас. Например, в 1994 г. коэффициент преступности достигал в Польше 2351, Венгрии -3789, Соединенных Штатах Америки – 5300, Германии – 8000, а в Швеции – даже 12620 [ “2”, с. 21].
Однако, анализируя эти цифры, не надо забывать, что речь идет о данных официальной статистики. А ведь есть еще и так называемая латентная (скрытая) преступность, которая не фиксируется официально. Считается, что в последние годы в нашей стране латентная преступность составляет примерно 4 : 1, то есть на одно зарегистрированное преступление приходится четыре незарегистрированных. Это объясняется двумя причинами. Во-первых, около 40% жертв преступлений не обращаются в прокуратуру или милицию. Большинство из них не верит, что преступление будет раскрыто [ “4”]. Во-вторых, некоторые органы внутренних дел регистрируют не все преступления, о которых сообщается гражданами.
Уровень латентной преступности существенно различается по отдельным видам правонарушений. Проведенные криминологами исследования свидетельствуют, что, скажем, по убийствам он составляет 2:1, по изнасилованиям – 6:1, а по кражам – 73:1. Наиболее высокий показатель по взяточничеству (2900 с лишним случаев на 1 зарегистрированный) и вымогательству (рэкет) – более 17000:1 [ “5”]. По сути дела речь идет о полной безнаказанности этих преступлений.
Научные исследования подтверждаются официальными данными. Вот две цифры. За 1997 г. в Ингушетии было возбуждено только два дела по обвинению во взятке, а в Алтайском крае – вообще лишь одно такое дело [ “6”]. Трудно поверить, что взяточничество в этих регионах практически ликвидировано.
“CRIME3.GIF”
Рис. 3. Структура преступности в РФ, 1978 и 1998 гг.
Теперь обратимся к структуре преступности, то есть к качественной характеристике этого явления (рис. 3). Сравнив ситуацию в 1978 и 1998 гг., мы увидим, что за 20 лет произошли значительные изменения, наблюдался громадный рост корыстной преступности, сильный сдвиг в сторону этой мотивации [ “7”, с. 310]. Замечу, что такова общая тенденция стран рыночной экономики. Мы пока не достигли максимума корыстной преступности: например, в США она составляет 93% от общего числа преступлений, в Великобритании – 95%, в Западной Германии – примерно столько же [ “7”, с. 308].