Эливсинские мистерии

Министерство общего и профессионального образования
Российской Федерации
Пермский Государственный Педагогический Университет
кафедра всеобщей истории

Курсовая работа студентки IV курса
исторического факультета
Пономаревой Л.Н.
Научный руководитель:
к.и.н., доцент Гюламирян Р.А.

Пермь, 2000
Содержание:
“” Введение:
“” Глава I. Этапы проведени Элевсинских мистерий
“” Глава II. Роль мистерий в жизни Древних Греков
“” Элевсин и эллинистические мистерии
“” Загадки Эливсинских мистерий
“” Заключение
“” Литература:

Введение:

В одной из помещенных в археологической Ефимериде за 1883 год надписей читается стихотворение, в котором мысль эта проведена прямо и решительно: смерть для миста не только не составляет несчастья, напротив, она для него благо и у древних авторов и на этом камне мысль в сущности та же, какая впервые встречается в гимне к Диметре.
Обещание счастья после смерти тем, которые приняли посвящение, составляет отличительную черту учения эливсинских мистерий, их краеугольный камень. Культ Диметры, как богини земледелия, существовал уже в до-Гомеровское время, раньше установления мистерий. Учение о владычестве Коры в царстве теней встречается в Иллиаде и Одиссее. Миф о похищении ее Плутоном также, как кажется, был известен Гомеру и, несомненно, Иссиду. Но мистерий в эливсине тогда еще не существовало. В гимне к Диметре, где мы впервые встречаем рассказ об их установлении, эта идея впервые проводится с надлежащей ясностью и во все время существования мистерий она служила их основой, касаясь вопроса, покрытого глубокой тайной, подобно тому, как тайной обличены были и сами мистерии. Загробная судьба человека не могла не тревожить эллина; его верования представляли ему мало утешительного в этой области. Требовалось успокоение и для умирающих, и для тех, кого они покидают, и для наслаждающихся полной энергии сил жизни, так как в разгар самой кипучей деятельности могла возникнуть тяжелая мысль, что все это прекратится и затем наступит состояние вечной тоски, томления. Успокоение от этой – то мысли представляли эливсинские мистерия, открывая неведомый до того времени древнему классическому миру светлый взгляд на состояние человека после смерти.
На сегодняшний день, как во все времена, поднимается вопрос о вечности жизни о возможности перехода души из одного состояния в другое, то, что по сей день не дает покоя многим живым на земле.
Цель данной работы выяснить, какой скрытый смысл несли в себе обряды мистов. Какое значение имели эти ритуалы в общественной жизни древних греков.
Первая задача
· рассмотреть основные моменты вероучений древности; вторая – разобрать их происхождение и их различные формы проявления. Третья – ознакомиться с правилами и этапами проведения эливсинских мистерий. В четвертых
· разобраться в значимости проведения этих обрядов для эллинов.
Разобраться в том, что так притягивало людей на протяжении многих лет в эти таинственные обряды мистерий. Основной задачей будет разобраться в основе проведения обрядов мистерий, как и кто проводил этот загадочный ритуал. Какой подтекст несла в себе эта процессия, и что значило для эллинов ее проведение.
Основными источниками по написанию работы служили работы написанные по истории древних цивилизаций. Основная масса источников написана греческими философами
· историками и относится в большей части ко временам античности и эпохи возрождения.
Курсовая состоит из двух глав, вторая состоит из двух параграфов. Работа имеет введение, в котором поднимаются общие проблемы курсовой, описываются цели, задачи; и заключение, подводящее итоги проделанной работы, выводы.
Первая глава Этапы проведения Элевсинских мистерий, является вводной лекцией в историю культуры и мифологии Средиземноморья, описывая культы, существовавшие в древности и правила проведения Эливсинских мистерий, их этапность.
Вторая глава состоит из двух параграфов, первый из которых раскрывает сложный смысл обрядов и их значение в общественной и духовной жизни древних греков. Второй
· раскрывает смысл перехода душ умерших в мир живых.
Во время работы над курсовой большую роль по подбору информации сыграли такие книги как: Бромлей Ю.В. «Очерки теории этноса», из которой была взята информация по истории мифологии древней цивилизации; Мирча Элиаде «Тайные общества: обряды инициации и посвящения» – эта книга дала возможность окунуться в мир обрядов посвящения и ритуальной процессии; книга «Мифы классической древности» автора Г. В. Штоль и книга Н. А. Куна «Легенды и Мифы Древней Греции» дали возможность разобраться в тайном смысле обрядов, который давал шанс умершим вернуться в мир живых. Огромную роль в написании сыграла книга Артановского «Историческое единство человечества и взаимное влияние культур». Из этой книги я смогла подчеркнуть значимость мистерий как в общественной, так и в духовной жизни греков.

Глава I. Этапы проведения Элевсинских мистерий

Если обратимся к религиям Средиземноморья, мы встретим там три основных типа посвящения: обряды взросления, вступление в тайные братства и мистические посвящения. Но мы не застанем все три типа посвящения в пределах одной и той же исторической эпохи. Когда Греция и Рим входили в историю, обряды взросления, по-видимому, потеряли свою религиозную ауру, но, судя по мифам и легендам, они практиковались в доисторическое время.
Наряду с праздниками, открытыми для всех горожан полиса, были и закрытые, участники которых знакомились с тайным знанием и совершали обряды, доступные лишь посвященным. Такие праздники назывались мистериями, а люди, допущенные к участию в них, – мистами. Наиболее известны мистерии, происходившие под Афинами, в Эливсине, и на острове Самофракия.
Эливсинские мистерии, отмечавшиеся каждые два года, начинались с того, что ночью мисты, возглавляемые жрецами, в масках и с факелами в руках отправлялись к сооружению, сложенному из пригнанных друг к другу каменных плит. Общими усилиями одну из этих плит отодвигали и из ниши в нижнем камне доставали свиток, содержавший правила проведения мистерий. Эти правила громко зачитывали и вновь прятали в каменном хранилище, после чего процессия направлялась в храм, бывший центром культа Диметры и ее дочери Персефоны. Судьба именно этой богини давала участникам мистерий надежду на возвращение к жизни после смерти.
В храме посвященные приобщались к жгучей тайне потустороннего существования. Пока они проходили из одной части святилища в другую, по сторон временами вспыхивал яркий свет, выхватывавший из мрака тени ли фигуры чудовищ подземного мира. Одновременно раздавались собачий лай, скрежет, вопли, стоны и другие «звуки смерти» , усиленные специальными приспособлениями.
После всех этих ужасов перед мистами открывались помещения, полные света. Здесь под успокаивающие звуки флейт мисты, взявшись за руки, исполняют ритуальный танец ликования и возвращения к жизни. Эливсинский обряд мыслился как подготовка к переходу из одного мира в другой, как наглядный урок преодоления загробных мук и приобщения к бессмертию.
Видимо, не менее древним, чем элевсинские, были мистерии островов Лемнос, Имброс и Самофракия в честь богов спасителей (акбиров) пеласгийского или фракийского происхождения. Кабиры, спасавшие людей от бурь и иных бедствий, были в то же время громовыми божествами, карающими за прегрешения и проступки. Клятва Кабирами считалась самой страшной как у эллинов, так и у римлян, к которым культ кабиров перешел от этрусков.
Вместе с Кабирами на Самофракии почитались малоазиатская богиня мать Кибела, а также ее сыновья(Зевс, Дионис, Гермес, Плутон) и дочери (Диметра, Афродита, Артемида, Персефона). Жрицы, ведавшие культом Кибелы, встречали причаливающие к острову карали и препровождали в храм всех, кто желал приобщится к таинствам кабиров. Эти жрицы принимали исповеди грешников, очищали их от грехов, после чего вводили в тайны культа своих богов, Посвященный получал железное кольцо, которое должен был носить в течении всей жизни.
По мнению современных ученых, происхождение мистерий коренится в инициациях, древнейших обрядах перехода из одной возрастной группы в другую. В придании же мистериям описанного характера велика роль восточных религий, с которыми эллины познакомились, посещая Египет, Мессопатамию и Финикию. Распространение мистерий связано, с одной стороны с именами легендарных персонажей, а с другой
· вполне реальными людьми, например с Пифагором использовавшим принципы мистерий для обучения избранной молодежи наукам.

Глава II. Роль мистерий в жизни Древних Греков

Элевсин и эллинистические мистерии
Перейдем теперь к посвящениям, существовавшим в историческую эпоху, чтобы понять, в каком смысле и до какого предела древний сценарий посвящения способен к переосмыслению в высокоразвитом обществе. Элевсинские мистерии, дионисийские обряды, орфизм представляют собой чрезвычайно сложные явления, значение которых в истории религии и культуры Греции очень велико. Но мы собираемся заниматься только ритуалами посвящения; впрочем, как я уже говорила, именно об этом мы менее всего осведомлены. И все же мы можем восстановить их сценарии. Элевсинские мистерии, как и дионисийские церемонии, основывались на божественном мифе. Обряды воспроизводили доисторические события, рассказанные в мифе, и участники обряда постепенно вводились в присутствие Божества. Например, в вечер их прибытия в Элевсин посвящаемые (мисты.) прерывали свои пляски и утехи при известии о похищении Персефоны. С факелами в руках, плача и стеная, они бродили повсюду в поисках Персефоны. Вдруг глашатай объявлял, что Гелиос открыл место нахождения богини, и снова
· веселье, музыка и пляски. Миф о Диметре и Персефоне становился современным: похищение девушки, жалобы Диметры происходили теперь «здесь и сейчас», и благодаря близости Богинь и их присутствию мистическая аура посвящения становилась незабываемой.
Как уже заметил Аристотель, Мистерии не включали ничего нового: миф был уже известен, не было никакой тайны, но он позволял совершать литургические действия и видеть священные предметы. Собственно посвящение происходило в телестерии (месте посвящения) Элевсина. Оно начиналось с очищения. Затем, с головой, покрытой тканью, мист вводился в телестерии и вставал на возвышение, покрытое шкурой животного.
О том, что было потом, мы можем только догадываться. Тайна посвящения хорошо охранялась. «Страх перед богами призывает к молчанию»
· гласил Гимн Диметре. И хор из «Царя Эдипа» говорил, что жрецы-Евмолпиды «заперли золотым ключом язык смертных». Климент Александрийский, II, 21,2 донес до нас священную формулу Мистерий: «Я постился; я пил кикей; я положил в корзину и, подержав в руках, переложил в другую корзину, затем, вынув из этой корзины, переложил в первую корзину». Две части ритуала понятны: пост и поглощение кикея, то есть смеси из яичной муки, воды и мяты, которую, согласно мифу, царица Метанира предложила Диметре, утомленной продолжительными поисками Коры. Что до остальной части священной формулы, приведенной Климентом, то для нее были предложены различные толкования, касаться которых мы здесь не будем. Некая форма смерти при посвящении, то есть символический спуск в Ад, не исключен, так как игра слов «посвящение» и «смерть» была в греческом языке довольно популярной. «Умереть
· значит стать посвященным»,
· говорил Платон. Если ритуальная корзина символизирует подземный мир, то посвященный, открывая ее, спускается в Ад. Нам следует помнить, что благодаря таинственной манипуляции сакральными предметами посвящаемый рождается снова и с этого момента чувствует себя усыновленным Богиней.
По сведениям, переданным Ипполитом, иерофант объясняет: в кульминационный момент Прекрасная произвела на свет священное дитя, «Бримо (родила) Брима». Вторая степень посвящения включает «эпоптею» (созерцание): мист (посвящаемый) становится эпоптом
· «тем, кто видит». Мы знаем, что факелы гасят, поднимается завеса, и появляется иерофант ее шкатулкой. Открыв ее, он достает колос со зрелым зерном. Вальтер Отто считает: «Нет сомнения насчет чудесной природы события. Колос, выросший и созревший со сверхъестественной быстротой, является частью таинств Диметры, как виноградная лоза, вырастающая за несколько часов, составляет часть празднеств Диониса… Аналогичное чудо с растением мы встречали в обрядах первобытных народов». Астерий полагает, что некоторое время спустя имел место «священный брак» между иерофантом и жрицей Диметры.
Было бы наивным пытаться в нескольких строках представить суть Мистерий, которые более тысячи лет господствовали в религиозной жизни Греции и которые не одно столетие являлись предметом страстных споров между учеными. Элевсинские мистерии, как, впрочем, и Дионисии и орфизм, ставят перед исследователем нескончаемое множество проблем, особенно проблем их происхождения и древности, так как мы имеем дело с обрядами и верованиями глубочайшей древности. Ни один из этих культов посвящения не может рассматриваться как творение греческого духа. Их корни уходят глубоко в протоисторию. Традиции были восприняты, обогащены и интерпретированы на новом религиозном уровне. Благодаря Афинам Элевсин стал религиозным центром панэллинизма, но мистерии Диметры и Коры праздновались в Элевсине в течение веков. Происходящее здесь посвящение прямо восходит к аграрным обрядам, связанным со смертью и воскресением Божества, обеспечивающего плодородие полей. Трещотки, присутствующие в орфико-дионисийском обряде, являются религиозным предметом, свойственным первобытным охотничьим культурам. Мифы и обряды, иллюстрирующие расчленение Диониса, Орфея или Осириса, странным образом напоминают австралийские и сибирские обряды, проанализированные в предыдущей главе. Мифы и обряды Элевсина находят параллели в религиях некоторых тропических культур, имеющих сельскохозяйственную и матриархальную структуру.
То, что подобные элементы древней религии можно обнаружить в самом центре греческих и греко-восточных мистерий, доказывает не только их необычайную живучесть, но и их важность для религиозной жизни человечества. Несомненно, речь идет о религиозном опыте одновременно и древнем, и ставшим моделью. Для целей нашего исследования особый интерес представляет то, что в основе опыта, полученного в обрядах, имевших место как в грековосточном, так и в первобытном мире, лежит посвящение, то есть духовное преобразование неофита. В Элевсине, как и в орфико-диониссийских обрядах, и в греко-восточных Мистериях эпохи эллинизма, мист, неофит принимает посвящение, чтобы выйти за рамки человеческих возможностей и получить качества высшего, сверхчеловеческого существа. Обряды посвящения воспроизводят изначальный миф, который рассказывает о приключениях, смерти и воскресении божества. Мы мало знаем об этих тайных обрядах, но, тем не менее, мы знаем, что главное в них было связано с мифической смертью и воскресением неофита. В связи со своим посвящением в Таинства Исиды Апулей претерпел «добровольную смерть» и «приблизился к царству смерти», чтобы получить свой «день духовного рождения» (natalem). Образец таких обрядов включает миф об Осирисе, и возможно, что в мистерии Великой Матери (фригийской и других подобных) миста символически хоронили в могиле. По свидетельству Фирмика Матерна, его рассматривали как «обреченного на смерть» (moriturus). За этой мистической смертью следовало новое рождение, духовное. Во фригийском обряде,
· пишет Саллюстий,
· только что посвященных кормили молоком как будто они были новорожденными. И в текстах, известных под названием «Литургия Митры», можно прочесть: «…Сегодня, заново рожденный Тобой, среди мириад, получивших бессмертие…» или «Вновь рожденный, чтобы возродиться в этом созидательном рождении Жизни».