Развитие культуры на Урале

“1-2″ ” ” “Заголовок 3;3” .Проблемы развития социально культурного процесса в Уральском регионе
II.Теоретическая часть
Список литературы

I.Проблемы развития социально культурного процесса в Уральском регионе
Коренные преобразования общественных отношений и социально-политической структуры в России сопровождаются противоречивой динамикой развития общественного сознания.
Анализ конкретной специфики ценностного сознания в реформируемом обществе требует обращения к некоторым теоретическим вопросам, относящимся к данной теме. Как известно, ценности представляют собой обобщенные представления людей о целях и нормах своего поведения, играющие роль базовых жизненных норм. Это существующие в сознании каждого человека ориентиры, с которыми индивиды и социальные группы соотносят свои действия. По предметному содержанию различают ценности: социальные и культурные, экономические и политические и т.д. Исследователи насчитывают многие десятки, и даже сотни таких ценностей. Вместе с тем, общих, базовых ценностей, образующих основание ценностного сознания людей не так много; речь идет о 10-20 базовых ценностях, таких как: свобода, нравственность, семья, личное счастье, дети, материальный достаток, здоровье, образование, профессиональный рост, независимость, авторитетность и др.
Рассмотрим ценностные ориентации общества в Уральском регионе в переходный период. Развал Советского Союза вызвало неоднозначную психологическую реакцию у различных социальных и этнических групп. В первые годы становления национальной государственности, по мнению экспертов социально-психологическое состояние общества в России характеризовалось фрустрацией, т.е. растущей растерянностью и тревогой, неуверенности в завтрашнем дне, доминирование установки жить одним днем. В средствах массовой информации и в настроениях людей царило безверие, неприятие всего недавнего исторического прошлого, общенационального нигилизма.
По данным социологического опроса жителей г. Екатеринбурга в июле 1997 г. (выборка 819 чел.), – 46,9 % жителей считали, что с распадом СССР граждане потеряли экономическую стабильность, уверенность в завтрашнем дне – 27,5 %, гарантированный прожиточный минимум – 16,8 %, систему социальной защиты – 15,1% опрошенных. В качестве достижений суверенитета России екатеринбуржцы выдвигали на первый план появившиеся возможности стать частным собственником (22,5%), выезжать за границу (17,6 %); политическую свободу как приобретение суверенитета страны видели 16,1% опрошенных.
По отношению к советском прошлому у большинства Екатеринбуржцев (соц.опрос 1997г.) преобладают позитивные оценки (54,8%), нейтрально воспринимают этот период как обычную историю (31,1%), негативно оценивают как период отсутствия свободы, тревог и страха (8%).
Вряд ли стоит отрицать, что советское государство способствовало формированию среди народов СССР таких нравственных принципов как коллективизм, товарищеская взаимопомощь, дружба между народами и др., на которых было воспитано не одно поколение советских людей. Население бывшего СССР объединяет нечто наднациональное, выражающееся в специфическом менталитете – общая советская мифология, единая система коммунистического воспитания, схожая социализация, культурно-историческая общность, единые символы исторической памяти (Великая Отечественная война, полет Юрия Гагарина и др.).
Какие ценности доминируют в настоящее время в России? Мнения на этот счет разделились: по данным социологического опроса в июле 1997 г. примерно равное число бишкекчан считали, что сегодня преобладают западные ценности (28%) и традиционно российские (26,4%), менее значимы советские (11,6 %) и религиозные (5%) ценности. Молодежь ориентируется прежде всего на западные стандарты и ценности (72,5%), ориентация на традиционно российские ценности, религиозные и советские ценности незначительна (соответственно 8,7%, 1,6 % и 2,8 %). Для людей среднего поколения важны советские ценности (45,8 %), менее значительны традиционно российские (16,6%), западные (10,3%), религиозные (4,3%). Сходная картина складывается и с людьми старшего поколения: значимость советских ценностей составляет 58,4%, традиционно российских – 16,6%, в то же время западные ценности (1,7%) уступают религиозным (7,2%).
Отход от коммунистической идеологии, формирование новой системы экономических отношений оказали воздействие на формирование приоритетов населения. В апреле 1993 года (опрос Центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) люди ставили в центр своих интересов – семью (81,2%) и место жительства (36,1%), тогда как значимость национальных интересов (16,8%) далеко отставала от семейных. Сходная картина сохраняется и сегодня – в июле 1997г. екатеринбуржцы выдвигали на первый план ценности семьи (81,3%) и здоровья (78,9%). Причем как в первом, так и во втором случае эти ценности были значимы для всех респондентов независимо от уровня доходов, образования и возраста. Таким образом, главные интересы людей сосредоточены в семье и детях. Тем не менее, ориентация на то, что государство решит проблемы граждан достаточно сильна. В июле 1997г. 54,6% жителей Екатеринбурга считали, что именно государство должно заботиться о благополучии граждан, тогда как 37,1% полагаются прежде всего на свои силы. Большинство екатеринбуржцев в июле 1997г. отдавали предпочтение принципам коллективизма (23,2%) перед ценностями индивидуализма (6,2%). В обществе сильны настроения социального иждивенчества. Все это ведет к усилению отчуждения между государством, пришедшим на смену командно-административной системе, и частной жизнью граждан.
На Урале представителей многих возрастных, социально-профессиональных групп населения отличают эгалитаристские и патерналистские установки. Образ утопического общества, где “от каждого по способности – каждому по потребности” переносился с коммунистического общества на “капиталистическое”, в то время как идея социального расслоения, которая неизбежно следует за сменой социально-экономических ориентиров, вызывала значительное неприятие.
Анализ социологических исследований в аспекте политических ориентаций населения позволяет утверждать об ослаблении политической ангажированности екатеринбуржцев в постсоветский период. Резкое снижение интереса к политике по сравнению с “перестроечным” периодом сопровождается ростом недоверия к политическим институтам. Деполитизация массового сознания проявляется в нежелании населения страны идентифицировать себя с конкретными политическими силами. Касаясь перспектив политического развития Урала, то по данным экспресс-опроса Центра социальных исследований в 1996г. 32,9 % жителей республики считали, что в России должна сложиться особая система соответствующая собственным традициям; развитие демократии западного типа прогнозировали 22,4 %; ровно столько респондентов считали, что более вероятно установление авторитарного режима; 15,8 % ностальгировали по тому или иному варианту советской власти. По данным же соц.исследования ВЦИОМ в 1995г. считали, что в целях наведения порядка в обществе следует ввести диктатуру порядка 40,0% опрошенных. Эти цифры подтверждают наличие тревожной тенденции – опасности отката к авторитаризму, отмечаемой в последнее время аналитиками.
Ни одно общество не может видеть свою перспективу без развития и укрепления духовного потенциала, духовных и нравственных ценностей в сознании людей. Несмотря на жесткий идеологический прессинг на протяжении длительного периода, народам России удалось сохранить многие свои исторические традиции и культурные ценности. В условиях строительства национальной государственности важнейшей задачей выступает возрождение духовного и культурного наследия.
Возрождение духовных ценностей необходимо рассматривать как органический, естественный процесс роста национального самосознания, возвращения к духовным истокам народа. Важное место в развитие национального самосознания занимает историческая память, восстановление объективной и правдивой истории народа. Процесс возрождения национально-культурных ценностей осуществим только как процесс их развития: невозможен возврат к старому быту, устаревшим нравам и порядкам; этнокультурная традиция, формировавшаяся веками, должна получить новую форму существования.
Возрождение духовно-религиозных основ общества является важным шагом на пути самоопределения, обретения исторической памяти, культурно-исторического единства. Реконструируются мечети и церкви, строятся новые, расширяется сеть учебных заведений, публикуется религиозная литература.
Духовное возрождение должно коснуться и отношения человека к земле и ее богатствам. К сожалению, наибольший ущерб за последнее столетие был нанесен экологической системе республики, была предана забвению традиционная этика природопользования наших предков. Сегодня стоят задачи изучения и пропаганды экологического потенциала национальных культур, восстановление экологической традиции самобытных культур.
К позитивным ценностям, которые несет с собой современная цивилизация, относятся ценности, связанные с процессом построения правового демократического общества. Это -соблюдение прав человека, свобода слова, свобода прессы, свобода предпринимательства и т.д. Говоря о принципиальной значимости этих демократических ценностей для нашего общества, следует отметим, что ни в историческом, ни в этнокультурном плане они не противоречат менталитету народов России. Взаимная толерантность, уважение к мнению других имеют исторические корни в России. Важнейшее значение в процессе приобщения к мировым демократическим ценностям приобретает образованность населения.
Социокультурная ситуация 90-х годов на Урале и в России в целом – явление чрезвычайно сложное и противоречивое. В последнее десятилетие произошли серьезные изменения в морально-нравственном и духовном климате россиян. Идеологический монизм сменился в обществе идеологическим плюрализмом. На смену централизованному руководству культурой пришла децентрализация культурной жизни, ее деполитизация. С одной стороны, социально-экономический и политический кризис не мог не отразиться на состоянии культуры. С другой стороны, именно в культуре осознаются исторические цели, своеобразие пути развития России.
Наметившаяся с середины 80-х годов демократизация общественной жизни привела к появлению ряда положительных тенденций в культурной жизни. Произошло усиление внимания к национальным культурам (языку, литературе, традициям, обычаям и т.д.), оживление культурной деятельности, большая культура самоопределения не только народов, но и каждого человека.
У государства больше нет функций преследования за инакомыслие, и оно утратило духовную власть над личностью. Духовно и интеллектуально личность стала свободна, а это необходимое условие развития культуры. В стране больше не существует государственной идеологии, единственной и обязательной для всех.
Проявлением и следствием духовного освобождения личности выступил отказ государства от монополизации и стандартизации системы образования, появление различных форм образования и культуры.
Большое значение имеет и другая позитивная тенденция – реабилитация религиозной культуры народов. Важность этого заключается, прежде всего, в том, что восстанавливается не только историческая правда, но и историческая память, и культура народа. Во-вторых, была дана объективная оценка положительной роли религиозных организаций в развитии духовной культуры, распространении грамотности и просвещения, искусства. С конца 80-х годов наметилась и окрепла, безусловно, позитивная тенденция: происходит расширение представлений о мировой культуре, исчезает чувство культурной изоляционизма республик бывшего СССР, усиливаются контакты с другими странами.
Перечисленные выше тенденции далеко не исчерпывают всей сложности и сущности современной социокультурной ситуации в России и на Урале. Наряду с ними действуют другие – негативные, которые зачастую сводят на нет положительное действие первых.
Предпосылки формирования современной социокультурной ситуации возникли в 60-70-е годы. Широкое внедрение достижений науки и техники в сферу производства и быта качественно изменило формы функционирования культуры. Массовое распространение бытовой радиотехники привело к коренным изменениям в формах производства, распространения и потребления духовных ценностей. Если прежде между производством и потреблением духовных ценностей стояло государство в лице институтов идеологического контроля. То вторжение “кассетной культуры” оказалось фактически бесцензурным, т.к. выбор тех или иных аудио и видеозаписей осуществляется путем личного волеизлияния граждан.
Появление альтернативных каналов удовлетворения культурных запросов людей (радио, телевидение, магнитофоны) изменило значение и роль традиционных институтов культуры, таких как театр, музей, библиотека. С деятельностью последних связывают удовлетворение своих культурных потребностей все меньшее количество людей. К примеру, если в 1990 г. на одного среднестатистического жителя Екатеринбурга приходилось 10 посещений киносеансов в год, то в 1992г . – 3, а в 1993- 1 посещение. Резкое снижение посещаемости театров и киносеансов связано также с ростом цен на билеты в эти учреждения культуры. Внедрение рыночных отношений в сферу культуры привело к значительным негативным издержкам. Прежде всего, значительно сократилось количество учреждений культуры. Так число библиотек на Урале сократилось с 1727 в 1990г.. до 1062 в 1995г , а число клубов соответственно с 1188 в 1990г.. до 737 в 1995г.
На современную социокультурную ситуацию серьезный отпечаток наложил “остаточный принцип” финансирования сферы культуры. В СССР “остаточный принцип” возник в начале 30-х годов, когда был взят курс на ускоренную индустриализацию и ему был привнесен в жертву культурный уровень населения. “Остаточный принцип” продолжает действовать и сегодня в современной России. Бюджетное финансирование сферы культуры не соответствует требованиям закона РФ “О культуре”, которым предусматривающим выделение не менее 3% бюджета. На практике, в 1995г. было выделено 22,9 млрд.руб. (1,6% бюджета), в 1996г. 28,5 млрд.руб (1,8% бюджета).
Миграция населения из села в город приводила зачастую к “размыванию” особенностей городской культуры, порождало особое явление – маргинальную культуру. Мигранты усваивали нормы и ценности городской культуры через принятие внешних форм и стереотипов поведения в социокультурной среде города. Однако специфика жизни в городе требует постоянной смены образцов поведения, частичного переосмысления духовных ценностей, развитой способности критично относиться к происходящему. Осознавая свою неспособность овладеть полностью ценностями городской культуры немедленно, значительная часть мигрантов компенсирует свою ущербность, утверждаясь через экстравагантные формы поведения, сознательное игнорирование общепризнанных норм поведения. Маргинальная культура оказывает в настоящее время огромное воздействие на духовный климат городов, значительная часть жителей которых сельские жители в первом поколении.
Характерной чертой современной социокультурной ситуации в глобальном аспекте является расцвет “массовой культуры”. Обычно понятие массовая культура связывают с рынком. Массовую культуру составляют произведения, созданные на продажу, создателей которых не интересует проблема их самоценности. Отличительной чертой массовой культуры является ее простота и посредственность.
Массовая культура существовала во все времена и во всех странах. В сущности, любая культура несет в жизнь свои стереотипы. Дело в уровне культуры, Ч.Айтматов справедливо отметил, что “высокая культура признает высокие по содержанию стереотипы, низкая – низкие, и только подлинно великая культура освобождает человека от следования стереотипам, помогает ему быть самим собой”.
Кардинальные социально-политические изменения на рубеже 80-х – 90-х гг. в бывшем СССР значительно расширили присутствие в России зарубежной культуры.