Русская художественная культура в

СОДЕРЖАНИЕ

“” Введение
“” § 1. «Золотой век» русской культуры
“” § 2. Славянофилы и западники. «Русская идея»
“” § 3. Основные тенденции развития художественной культуры во 2-й половине XIX в.
“” Заключение
“” Список литературы

Введение

Ограничение рассмотрения истории отечественной культуры рамками какого-либо века довольно условно. Ясно, что многочисленные процессы, характеризующие развитие того или иного пласта культуры, имеют свои собственные пространственные параметры и хроно-структуру. Это достаточно четко просматривается на примере зародившейся в XVIII в. отечественной науки, на православии, обретшем свою самобытность в Московском царстве, либо на метаморфозах развития материальной культуры в русских городах и деревнях. Поэтому, как и прежде, в данной главе необходимо будет остановиться на группе вопросов, наиболее полно раскрывающих сущностные процессы развития отечественной культуры. Во-первых, рассмотреть особенности формирования русской национальной культуры в начале XIX в. Во-вторых, следует остановиться на идейном противоборстве славянофилов и западников в рамках эволюции русской идеи. В-третьих, большой интерес представляет рассмотрение основных тенденций развития художественной культуры второй половины XIX в.

§ 1. «Золотой век» русской культуры

Формирование русской национальной культуры явилось выражением интенсивного роста национального самосознания. Если под национальной культурой понимать культуру нации как общности людей, складывающейся в ходе возникновения, формирования и утверждения капиталистического хозяйственного уклада, то применительно к России о ней следует вести речь примерно с XVII в. Тогда постепенно начал складываться всероссийский национальный рынок, что означало образование экономической общности всех русских областей, земель и княжеств. Значительным этапом формирования новой культуры явились петровские реформы и просветительские начинания, рассмотренные в предыдущей главе.
Вершиной русской культуры конца XVIII в. было творчество А. Н. Радищева (1749-1802). Идеал Радищева
· республика, равенство всех перед законом, свобода слова, свобода совести. Этот идеал обусловил основные гуманистические ориентиры творчества мыслителя. Признавая вслед за Ж.-Ж. Руссо, что человек свободен от рождения, Радищев писал: «Человек родится в мир равен во всем другому. Все одинаковые имеем члены, все имеем разум и волю. Следовательно, человек без отношения к обществу есть существо ни от кого не зависящее в своих деяниях. Но он кладет оным преграду, согласуется не во всем своей единой повиноваться воле, становится послушен велениям себе подобного, словом становится гражданином».
Таков просвещенческий пафос мыслителя, утверждавшего необходимость включения России в общеевропейский цивилизованный процесс.
К концу XVIII в. сложилась система образования, а в первой трети XIX в. завершилось создание русского литературного языка и реалистической литературы, классической национальной музыки. Изданная в 1807 г. книга «Картина России» сообщала об основных достижениях в культурной жизни периода петровских реформ и царствования Екатерины II, которые предварили наступление «золотого века» русской культуры.
Обычно этот «век» связывают с годами жизни и творчества А. С. Пушкина и называют его пушкинской эпохой. В иных изданиях его связывают с годами царствования Александра 1 и потому называют александровской эпохой. Как бы то ни было, это была эпоха, вобравшая в себя Отечественную войну 1812 г. и восстание декабристов 1825 г., государственные реформы и теоретические искания славянофилов и западников, нормативное закрепление русского литературного языка и зарождение революционно-демократической мысли. Образ человека новой эпохи, типичный для времени между завершением Отечественной войны и восстанием декабристов, наиболее полно был представлен в творчестве А. С. Пушкина. Впоследствии И. А. Гончаров писал: «Пушкин
· отец, родоначальник русского искусства, как Ломоносов
· отец науки в России. В Пушкине кроются все семена и зачатки, из которых развились потом все роды и виды искусства во всех наших художниках».
В творчестве Пушкина наиболее полно и всесторонне получил художественное выражение самый больной для русской общественной мысли вопрос
· вопрос о судьбах России. В самом деле, должна ли Россия следовать в своем развитии за Западом? Есть ли у России, русской духовной культуры собственные истоки или же ей остается перенимать и усваивать духовные ценности Запада? Каковы место и роль России в социально-политическом и культурном развитии мировой цивилизации? XIX век получает общепризнанное название века «исторического», в отличие от «просветительского» XVIII века, что находит выражение и в творчестве Пушкина.
Его обращение к истории России
· не самоцель, а потребность понять, осмыслить ее настоящее и будущее. Язык Пушкина остается основой русского литературного языка. И поныне издаются словари современного русского литературного языка, книжного и разговорного, берущие отсчет от пушкинской поры.
Художественные открытия Пушкина определили развитие практически всех областей русской литературы, искусства и духовной культуры Х1Х-ХХ вв. В его прозе получает блестящее решение задача познания и выявления в повседневном «быте» характерных черт исторического «бытия». Этому были посвящены путевые заметки, очерки, исторический роман, критические статьи. Велика заслуга Пушкина в формировании научной историографии. Основой его литературных новаций явился реалистический метод, т. е. изучение объективных законов бытия в их действии, в конкретных исторических, национальных и индивидуальных проявлениях. Этот метод Пушкин определял как «глубокое, добросовестное исследование» истины, как анализ «вечных противуречий существенности». Этот же метод, демонстрируя, по словам Ф. М. Достоевского, беспрецедентную в истории «всемирную отзывчивость», позволил Пушкину поэтически воссоздать черты любой эпохи и культуры.
В пушкинское время понятие «культура» еще не вошло в широкий обиход русского человека. Вместо него было распространено понятие «просвещение», характеризующее совокупность достижений в общественно-политическом устройстве, в различных областях знаний, в науке и искусстве. Так, например, в этом духе Пушкин писал о М. В. Ломоносове, который «обнял все отрасли просвещения… Историк, ритор, механик, химик, минералог, художник и стихотворец, он все испытал и все проник».
Созданное в 1802 г. Министерство народного просвещения объединяло все три ступени образования (начальное, среднее и высшее) и охватывало поначалу около 500 светских учебных заведений. Сюда входили университеты и гимназии, главные и малые народные училища, солдатские школы, благородные институты и пансионы. Чуть позже были открыты лицеи
· Царскосельский, Демидовский в Ярославле и Ришельевский в Одессе, а также несколько институтов по подготовке инженеров.
Так был заложен мощный фундамент по подготовке кадров русской национальной культуры, что не замедлило сказаться уже в середине века. К тому же надо дополнить, что в начале века во многих учебных заведениях довольно прочные позиции занимали просветители или близкие к ним ученые
· В. Ф. Малиновский, А. П. Куницын, А. С. Кайсаров, К. Ф. Герман, А. Ф. Мерзляков, М. Т. Каченовский и др.
Поначалу Александр 1 поощрял распространение просветительской философии в учебных заведениях. Однако это сопровождалось постепенным усилением цензуры (цензура как особое учреждение для контроля над печатью была введена в 1796 г.). Уже в 1826 г. был утвержден новый цензурный устав, который современниками был назван «чугунным». К примеру, один из параграфов устава гласил: «запрещается всякое произведение словесности, не только возмутительное против правительства и поставленных от него властей, но и ослабляющее должное к ним почтение».
Такая охранительная идеология, сковывающая развитие культуры во всех ее проявлениях, получила распространение после подавления восстания декабристов и была названа теорией «официальной народности». Ее вдохновителем явился граф С. С. Уваров, бывший в 30
·40 гг. XIX в. министром народного просвещения. В 1832 г. «официальная народность» была им сформулирована в знаменитой триаде «православие, самодержавие, народность».
В своем всеподданнейшем докладе (1843 г.) он писал:
«Посреди быстрого падения религиозных и гражданских учреждений в Европе, при повсеместном распространении разрушительных понятий, ввиду печальных явлений, окружавших нас со всех сторон, надлежало укрепить отечество на твердых основаниях, на коих зиждется благоденствие, сила и жизнь народная; найти начала, составляющие отличительный характер России и ей исключительно принадлежащие, собрать в одно целое священные останки ее народности и на них укрепить якорь нашего спасения. К счастью, Россия сохранила теплую веру в спасительные начала, без коих она не может благоденствовать, усиливаться, жить. Искренно и глубоко привязанный к церкви отцов своих, русский искони взирал на нее, как на залог счастия общественного и семейственного. Без любви к вере предков народ, как и частный человек, должен погибнуть. Русский, преданный отечеству, столь же мало согласится на утрату одного из догматов православия, сколь и на похищение одного перла из венца Мономахова. Самодержавие составляет главное условие политического существования России. Русский колосс упирается на нем, как на краеугольном камне своего величия… Спасительное убеждение, если Россия живет и охраняется духом самодержавия сильного, человеколюбивого, просвещенного, должно проникать народное воспитание и с ним развиваться. Наряду с сими двумя национальными началами, находится и третье, не менее важное, не менее сильное: народность. Вопрос о народности не имеет того единства, как предыдущие; но тот и другой проистекают из одного источника и связуются на каждой странице Русского царства. Относительно к народности все затруднение в соглашении древних и новых понятий; но народность не заставляет идти назад или останавливаться; она не требует неподвижности в идеях. Государственный состав, подобно человеческому телу, переменяет наружный вид свой по мере возраста: черты изменяются с летами, но физиономия изменяться не должна. Неуместно было бы противиться этому периодическому ходу вещей; довольно, если мы сохраним неприкосновенным святилище наших народных понятий, если примем их за основную мысль правительства, особенно в отношении к отечественному воспитанию.
Вот те главные начала, которые надлежало включить в систему общественного образования, чтобы она соединяла все выгоды нашего времени с преданиями прошедшего и надеждами будущего, чтобы народное воспитание соответствовало нашему порядку вещей и было бы не чуждо европейского духа. Просвещение настоящего и будущего поколения в соединенном духе этих трех начал составляет, бессомненно, одну из лучших надежд и главнейших потребностей времени».
В последующие годы эта знаменитая уваровская «триада» воспринималась по-разному и далеко не однозначно
· то как реакционная, то как патриотическая. Однако «благодетельная» уверенность в том, что Россия
· первое государство, а русский
· первый человек во вселенной, всегда оставалась принадлежностью русского национального самосознания (достаточно вспомнить знаменитый тезис Филофея «Москва
· третий Рим»).
Теория «официальной народности» оказала влияние на взгляды славянофилов, спор которых с западниками определил ход развития отечественной культуры.

§ 2. Славянофилы и западники. «Русская идея»

Начало полемики между славянофилами и западниками пришлось на 1839 г., когда распространились в рукописях статьи А. С. Хомякова «О старом и новом» и И. В. Киреевского «В ответ А. С. Хомякову». При внешних разногласиях по ряду общемировоззренческих вопросов между этими направлениями дворянского либерализма существовала определенная общность. А. И. Герцен сравнивал их с двуликим Янусом или двуглавым орлом с одним сердцем: сердце билось одно, а головы смотрели в разные стороны.
Славянофилы выступали с обоснованием самобытности пути исторического развития России, который принципиально отличался от пути западноевропейского. Самобытность эта проявлялась, по их мнению, в следующем: отсутствие в истории России классовой борьбы; наличие поземельной общины; господство православия как единство истинного христианства. Эти особенности славянофилы приписывали и зарубежным славянам, за что так и были прозваны западниками.
Славянофильство было порождено в ходе дискуссии вокруг «Философических писем» ГГ. Я. Чаадаева (1794-1856). В первом из них можно проследить следующий ход его рассуждений о судьбах России:
«Одна из самых печальных особенностей нашей своеобразной цивилизации состоит в том, что мы еще открываем истины, ставшие избитыми в других странах и даже у народов, в некоторых отношениях более нас отсталых. Дело в том, что мы никогда не шли вместе с другими народами, мы не принадлежали ни к одному из известных семейств человеческого рода, ни к Западу, ни к Востоку, и не имеем традиций ни того, ни другого. Мы стоим как бы вне времени, всемирное воспитание человеческого рода на нас не распространилось…
Мы так удивительно шествуем во времени, что по мере движения вперед пережитое пропадает для нас безвозвратно. Это естественное последствие культуры, всецело заимствованной и подражательной…
Про нас можно сказать, что мы составляем как бы исключение среди народов. Мы принадлежим к темяиз них, которые как бы не входят составной частью в человечество, а существуют лишь для того, чтобы преподать великий урок миру…
…раскинувшись между двумя великими делениями мира, между Востоком и Западом, опираясь одним локтем на Китай, другим ~ на Германию, мы должны были сочетать в себе две великие основы духовной природы
· воображение и разум и объединить в своем просвещении исторические судьбы всего земного шара».
Таковы основные положения концепции мыслителя, предварившие культурологические искания отечественных ученых в последующие десятилетия. Чаадаев здесь выступил и теоретиком, фиксирующим противоречия в развитии русской цивилизации, и пророком, и благожелателем. И это несмотря на то, что многие современники, тот же Пушкин, были далеко не во всем с ним согласны.
*
Основатель славянофильства А. С. Хомяков (1804
· 1860) объяснял духовные истоки национальной истории наличием в них «ассоциативности» и «соборности» (общности). Хомяков сводит все мировые культуры и религии к двум исходным началам
· кушитскому и иранскому. Первое из них означает покорную необходимость, вещественную или логическую, а второе
· свободную стихию духа, личности, стремление к творчеству. В «Записках о всемирной истории» Хомяков утверждает, что истинный характер русской истории заключается в православии как единственном источнике просвещения, а потому возвращение к исконным началам есть единственный путь к созданию самобытной национальной культуры.
И. В. Киреевский (1806
·1856), соратник Хомякова, полагал, что усвоение Россией достижений «европейской образованности», этого «зрелого плода всечеловеческого развития», должно основываться на православии, изначально сохранившем в чистоте истину христианства. Киреевский утверждал консервативно-утопический идеал универсальной православной культуры, овладевающей «всем умственным развитием современного мира». Русская культура, полагал он, должна идти своей дорогой, не подражать слепо Западу, сохранять свою самобытность, не отрываясь от общего духовного наследия христианского мира. Россия способна внести «новое начало» во всемирную историю. Источники этого «начала» Киреевский усматривал в характере древнерусской общественной жизни и быта.