Социальный статус

содержание

Введение 3

1. Властные отношения как структурообразующий признак социального статуса различных слоев населения 4
2. Материальный аспект качества жизни как определяющая социального
статуса 10
3. Самоидентификация как отражение развития структурных отношений

Заключение
Литература
Введение

Изменения, произошедшие в России за последние несколько лет не могли не сказаться на стратификационной структуре общества. Эти изменения обусловлены целым рядом причин различного характера. Современная ситуация, когда общество находится в состоянии переходности, становлении, характеризуется неустоявшейся системой общественных отношений. Нет достаточной четкости в социальной дифференциации, и, соответственно, в определенности индивидуальных и групповых интересов. Многие еще не самоопределились, не осознали своих интересов. То же самое относится и к социальным общностям.
Современные изменения социальной структуры в России обуславливают два разнонаправленных процесса; усложнение социальной дифференциации и ее упрощение. Усложнение происходит вследствие возникновения новых форм собственности (смешанной, частной, акционерной, кооперативной и др.), а упрощение – вследствие исчезновения номенклатуры с неинституциализироваными видами привилегий, иерархизации собственников по величине дохода, большей или меньшей свободы, саморегуляции, самореализации и др., то есть в связи с формированием экономических классов.
Следовательно, если раньше основным дифференцирующим критерием являлось место в структуре властных отношений, то сейчас таким критерием становится имущественное неравенство, хотя первый не утратил своего существенного значения.
Итак, целью представленной работы является рассмотрение социального статуса различных слоев населения.
1. Властные отношения как структурообразующий признак социального статуса различных слоев населения

Такой критерий социальной стратификации, как положение индивида (группы) в системе властных отношений, занимает в настоящее время особое место в ряду других структурообразующих признаков. Принципиальной особенностью властных отношений является то. что они далеко не во всех случаях поддаются непосредственному наблюдению, и тем более
· эксперименту. В большинстве случаев наблюдатель вынужден делать выводы о природе власти, ее направленности, о структуре и иерархии подчинения, об эффективности и полезности принимаемых субъектом власти решений по косвенным признакам: характеру принуждения (моральному, юридическому, экономическому и т.п.), связывающего управляющих с управляемыми; по особенностям координирования различных действий в условиях разделения труда. Часто интересующую его информацию о характере властных отношений исследователь может получить лишь в «маргинальных» ситуациях, например, в условиях нарушения исполнителем предписанных им норм и способов поведения когда властвующие структуры вынуждены реализовывать имеющийся у них ресурс властных возможностей.
Так как, насколько нам известно, в Московской области не проводилось специальных социологических исследований социальной структуры, то главным источником для написания основной части курсовой работы стали результаты исследования «Социальная стратификация городского населения», проведенного в 1998 году в Москве. Все цифры взяты, именно из этого исследования. Несмотря на региональный «срез», полученные результаты с полным правом можно считать типическими для формирования социальной иерархии крупного российского города.
В описываемом исследовании был сконструирован специальный комплексный показатель «Власть влияние», «позволивший осуществить «срез» исследуемой совокупности по критерию включенности (как «формальной», так и реальной) во властные отношения.» В соответствии с осуществленной процедурой массив опрошенных распределился следующим образом.
По данным исследования, наиболее многочисленную часть (73,1%) составила группа исполнителей – лиц, никаким образом не включенных во властные отношения. . Над ними расположились «группы влияния», т.е. группы лиц. хотя и не обладающих формальным властным статусом, но привлеченных к процессам подготовки и принятия решений, их реализации и контроля. Сюда входят: «группа влияния 1» лица, принимающие участие в управлении на уровне низового звена: участки секторов, лабораторий отделов, цехов (6,6% опрощенных) и «группа влияния 2»
· лица, принимающие участие управлении на уровне всего предприятия или учреждения (2,9%). Далее следует группа руководителей низшего и среднего звена
· руководителей участков. секторов, лабораторий, бригад, отделов, цехов и т.п., например, бригадиры, мастера, начальники цехов, отделов и т.д. (14,7%). Наконец, на вершине пирамиды влияния и власти расположились руководители высшего звена
· руководители предприятий, учреждений и организаций и их заместители. Численность этой группы составила 2,6%.
Таким образом, показатель «Власть и влияние» позволил построить модель, отражающую в основных чертах структуру властных отношений на предприятии: многоуровневый характер этих отношений и наличие сфер формальной и неформальной власти. Интерес и всех отношениях представляет группа руководителей предприятий
Результаты исследования показывают, что, как и следовало ожидать, группа директоров
· руководителей предприятий по всем использованным в исследовании показателям весьма существенно отличается от остальных анализируемых групп, и прежде всего от группы исполнителей.
Так, анализ уровня материального благосостояния и доходов в выделенных группах показывает, что все они имеют тенденцию «надстраиваться» друг над другом в следующей иерархической последовательности: группа исполнителей
· группа влияния 1
· групп влияния 2
· группа руководителей низшего и среднего уровня и группа руководителе среднего звена.