Ответственность за истязание

Содержание

“” Введение

“” Глава 1 Уголовно-правовое понятие преступлений против здоровья жестокого обращения с потерпевшим в УК РФ
“” .1. Общая характеристика преступлений против здоровья
“” .2. Уголовно-правовое понятие жестокости и жестокого обращения с потерпевшим в истории уголовного законодательства РФ
“” .3. Регламентация совершения преступления против личности путем жестокого обращения с потерпевшим в УК РФ. Характеристика отдельных составов

“” Глава 2. Уголовная ответственность за истязание
“” .1. Истязание: состав преступления
“” .2. Ответственность за истязания в зарубежном праве
“” .3. Проблемы отграничения истязания от сходных преступлений

“” Глава 3. Практика применения ст. 117 УК РФ

“” Заключение
“” Список литературы

Введение

Жестокие и особо жестокие преступления всегда вызывают широкий общественный резонанс и негативное отношение к лицам, их совершившим. Такие преступления представляют повышенную общественную опасность, поскольку в них проявляются крайне отрицательные черты личности преступника
· бесчеловечность, безжалостность, жестокость.
В научной литературе по уголовному праву и психологии уделяется большое внимание рассмотрению проблем, связанных с проявлением агрессии и жестокости при совершении насильственных преступлений против личности, а так же исследованию отдельных составов преступлений и квалифицирующих признаков содержащих вышеуказанные уголовно-правовые понятия. Однако большинство работ издано до принятия УК РФ 1996г., в котором увеличено количество составов преступлений, включающих признаки жестокости и особой жестокости.
Проблемы влияния жестокости преступного поведения на уголовную ответственность специально анализировались в работах по уголовному праву и криминологии: М.Ю. Антоняна, С.В. Бородина, Л.А. Волошиной, В.Н. Кудрявцева и др.
Под преступлениями против жизни и здоровья, к которым относится истязание, в соответствии с нормами УК РФ, следует понимать деяния, направленные на лишение человека жизни и (или) причинение вреда его здоровью. Понятие здоровье весьма сложное. Его нельзя определить с достаточной точностью, так как оно связано с большой широтой колебаний важнейших показателей жизнедеятельности человека, с состоянием приспособленных возможностей человеческого организма. В медицине выработано понятие «практически здоровый человек», под которым подразумевается, что наблюдаемые в организме отклонения от нормы, не сказывающиеся существенно на самочувствии и работоспособности человека, не могут расцениваться как состояние болезни. Такое понимание здоровья также важно для определения границ уголовно-правовой ответственности за соответствующие посягательства.
Истязание (ст. 117 УК) как преступление является традиционным для российского уголовного законодательства, так как оно было предусмотрено во всех Уголовных кодексах России. В установлении ответственности за истязание по действующему Кодексу усматривается стремление России соответствовать основным международным актам. В настоящее время по проблемам пыток и других жестоких обращений действует Международный пакт о гражданских и политических правах, принятый Генеральной Ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г., ратифицированный СССР в 1976 г. Статья 7 Пакта гласит: “никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению или наказанию”. Этому вопросу посвящена также ст. 5 Всеобщей декларации прав человека.
Имеется также Европейская конвенция по предупреждению пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания. Уголовный кодекс РФ впервые на законодательном уровне раскрывает понятие “истязание” и называет его основные признаки. УК РСФСР в ст. 113 предусматривал ответственность за истязание, где говорилось лишь о систематическом нанесении побоев или иных действий, носящих характер истязания.
Целью представленной дипломной работы является изучение основных аспектов ответственности за истязание по УК РФ.
Науке уголовного права предстоит выработать новые подходы к оценке влияния жестокости преступного поведения на уголовную ответственность. Необходимы комплексные подходы к оценке влияния жестокости преступного поведения на уголовную ответственность. Необходимы комплексные всесторонние исследования природы агрессивных, жестоких и особо жестоких преступлений, факторов и условий, способствующих их совершению, что поможет эффективно разработать систему эффективных мер по их предупреждению. Изучению указанных проблем невозможна без анализа социальных и психологических причин такого рода преступного поведения, особенностей личности преступников.

Глава 1 Уголовно-правовое понятие преступлений против здоровья жестокого обращения с потерпевшим в УК РФ
1.1. Общая характеристика преступлений против здоровья

Согласно Правилам судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью, под вредом здоровью понимают либо телесные повреждения, (т.е. нарушение анатомической целостности органов и тканей или их физиологических функций) либо заболевания или патологические состояния, возникшие в результате воздействия различных факторов внешней среды: механических, физических, химических, биологических, психических. Таким образом, под вредом здоровью следует понимать противоправное, без намерения убить, нарушение биологической целостности или функций организма другого человека.
Объектом преступлений, входящих в группу преступлений против здоровья, является здоровье человека как целостное биологическое состояние организма. При этом, в качестве объекта рассматриваемой группы преступлений может быть только чужое здоровье, данное уточнение означает, что действия лица, нанесшего вред собственному здоровью, не могут квалифицироваться как преступление против здоровья. Такие действия как, например, членовредительство, квалифицируются по соответствующим статьям Особенной части, при наличии к тому оснований (ст. 339 УК).
Объективная сторона причинения вреда здоровью может быть выражена как действием так и бездействием, в результате которых происходят известные изменения в биологическом «статус-кво» человека. Наступление последствий в виде конкретных биологических изменений является обязательным признаком объективной стороны рассматриваемых преступлений и свидетельствует о моменте окончания деяний. Таким образом, составы преступлений против здоровья построены по правилам о материальных составах преступлений.
Формально, к преступлениям против здоровья (учитывая медицинскую и юридическую интерпретацию соответствующего понятия) относятся все деяния данной родовой группы за исключением истязаний и побоев. Такой вывод следует из положений, установленных Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью. Согласно этим положениям побои, так же как и истязания не составляют особого вида повреждений. Более того, если степень вреда здоровью определяется судебно-медицинской экспертизой, то решение вопроса о квалификации деяний как побои или истязания является прерогативой правоприменительных органов (п. 11 Правил судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью). Причисление побоев и истязаний к группе преступлений против здоровья основывается на двух обстоятельствах. Во-первых, такова традиция уголовно-правового рассмотрения группы преступлений против здоровья. Во-вторых, автор не считает целесообразным изменять эту традицию по той причине, что побои и истязания все же воздействуют определенным образом на биологические процессы и состояние организма человека, хотя и не в столь значительной степени, как иные телесные повреждения, заболевания или патологические состояния.
Здоровье человека есть естественное благо, передаваемое генетически, которым человек вправе распоряжаться по собственному усмотрению и которое составляет один из важнейших объектов уголовно-правовой охраны. Закон, однако, позволяет в некоторых случаях причинять вред здоровью другого лица, когда речь идет о его противоправном поведении или согласии на производство соответствующих операций. В первом случае разрешение содержится в самом уголовном законе. Это необходимая оборона, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, обоснованный риск, в некоторых ситуациях – исполнение приказа или распоряжения.
Во втором случае разрешение следует из иных нормативных актов. Так, статья 1 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» устанавливает необходимость обязательного согласия живого донора на изъятие у него органов и (или) тканей. Если причинение вреда здоровью было совершено хотя и с согласия человека, но без специального нормативного разрешения на производство соответствующих операций, возможно уголовное преследование за совершение конкретных преступлений против здоровья. Таким образом, нормативное обоснование возможности или необходимости причинения вреда здоровью является основанием для освобождения лица, причинившего вред, от ответственности.
Конкретная степень тяжести вреда здоровью должна находиться в причинной зависимости от действий виновного лица. Однако ухудшение состояния здоровья возможно в результате халатности при оказании медицинской помощи потерпевшему. Возможны также осложнения в связи с производством операции или применением сложных современных методов диагностики. В этих случаях изменение степени тяжести вреда здоровью не влияет на квалификацию преступления по причине отсутствия необходимой причинной связи между деянием и наступившими последствиями.
При оценке степени тяжести вреда здоровью, причиненного лицу, страдающему каким-либо заболеванием, учитываются только последствия противоправно причиненного вреда. При этом определяется влияние полученного телесного повреждения или иного вреда здоровью на заболевание, которое может в результате перейти в более тяжелую форму или обостриться.
В случае неоднократных травматических воздействий на потерпевшего тяжесть вреда, обусловленная каждым таким воздействием, определяется раздельно, но в случаях, когда множественные повреждения взаимно отягощают друг друга, оценка тяжести вреда должна основываться на совокупном итоге. Раздельно определяется степень тяжести причиненного вреда также в том случае, если между действиями виновного существовал временной промежуток. Каждый акт, связанный с причинением вреда, получает самостоятельную оценку судебно-медицинского эксперта, а правоприменитель квалифицирует деяние по факту причинения наиболее тяжкого вреда.
Субъективная сторона данной группы преступных посягательств характеризуется как умышленной, так и неосторожной виной. В большинстве случаев преступлений против здоровья субъективная сторона деяния характеризуется неопределенным умыслом, при котором субъект допускает целый ряд возможных последствий. В случаях такого рода преступление квалифицируется по фактически содеянному субъектом.
Субъективная направленность деяний против здоровья является важным отличительным признаком, разграничивающим преступления данной родовой группы от иных преступлений подобного рода. Так, фактическое причинение вреда здоровью представителя власти, совершенное в связи с выполнением им своих должностных обязанностей, квалифицируется по статье 318 УК, поскольку умысел лица направлен на другой объект посягательства, а причинение вреда здоровью является средством, четко указанным в законе, для достижения иных целей.
1.2. Уголовно-правовое понятие жестокости и жестокого обращения с потерпевшим в истории уголовного законодательства РФ

С древних времен как таковое понятие жестокости и жестокого обращения с потерпевшим отдельно не выделялось, древние своды законов не давали его легального определения, но оно просматривалось в отдельных составах преступлений.
Большое внимание уделяет Русская Правда убийству. Различалось два вида убийств: убийство в ссоре и убийство в разбое.
Первый вид убийства характеризовался явным, открытым его совершением в сваде (ссоре), на пиру, под влиянием внезапного возбуждения. Виновный платил виру, т.е. 40 гривен, в том случае, если убитый являлся свободным человеком, или 80 гривен, если потерпевший был огнищанином или княжим мужем. За убийство других княжеских слуг вира была гораздо меньше.
Убийство в разбое определялось чисто внешними признаками. Предполагалось, что это убийство совершается
·безо всякыя свады
·, т.е. без всякой ссоры. За убийство в разбое полагались поток и разграбление.
Феодальные кодексы обычно уделяют большое внимание преступлениям против телесной неприкосновенности. Подробно предусматриваются повреждения различных частей тела.
Русская Правда знает несколько преступлений против телесной неприкосновенности. Она различает нанесение ран и побои. Русская Правда различает раны, наносимые оружием, удары, наносимые рукой, палкой и другими предметами (рогом, чашей и др.), отнятие руки, ноги, глаза. Наиболее тяжким видами телесных повреждений Русская Правда считала членовредительство.
За лишение ноги, руки, глаза виновный уплачивал полвиры князю и 10 гривен пострадавшему. За повреждение пальцев взымалось с виновного 3 гривны продажи, а пострадавшему уплачивалась одна гривна. За выбитие зуба взыскивалась продажа в размере 12 гривен, а пострадавшему выплачивалась одна гривна.
В феодальном праве нанесение побоев считалось более серьёзным преступлением, чем нанесение ран оружием. Этот принцип нашёл своё отражение и в Русской Правде. За нанесение ран мечом назначалось взыскание продажи в 3 гривны, а за удар необнажённым мечом или рукоятью меча, либо палкой или другим орудием взымалась продажа в размере 12 гривен.
Русская Правда знает преступление, которое сейчас мы бы назвали истязанием. По Краткой Правде за подобное преступление виновный в истязании смерда должен был заплатить 3 гривны за обиду, а если потерпевший был огнищанином, тиуном или мечником, то 12 гривен. По Пространной Правде за истязание смерда виновный платил 3 гривны продажи, а потерпевшему – 1 гривну, а за огнищанина – 12 гривен продажи, а потерпевшему – 1 гривну.
Псковская судная грамота является важнейшим после Русской Правды памятником русского законодательства. В ней содержатся нормы гражданского, семейного, уголовного права. В ней также содержатся процессуальные нормы. Её принятие на вече большинство исследователей относят к 1467 году.
Преступления против личности. К ним относились убийство, нанесение побоев и оскорбление действием. ПСГ не упоминает об увечье, нанесении ран. Можно предположить, что такие преступления рассматривались в соответствии с нормами Русской Правды.
За нанесение побоев виновный выплачивал штраф в размере одной гривны. В отдельный состав преступления выносилось избиение, совершённое в публичном месте. Виновное лицо наказывалось штрафом в пользу князя и вознаграждение потерпевшему.
Судебник 1497 года трактовал понятие преступления отлично от Русской Правды, но в принципе тождественно Псковской судной грамоте. Если Русская Правда рассматривает преступление как обиду и связывает обиду с нанесением ущерба, то теперь под преступлением понимались всякие действия, которые так или иначе угрожают государству или господствующему классу в целом и потому запрещённые законом. В отличие от Псковской судной грамоты Судебник 1497 года даёт термин для обозначения преступления. Преступление называется лихим делом.
Самым крупным кодексом России эпохи феодализма считается Соборное Уложение 1649 года.
К отягчающим обстоятельствам относились рецидив преступлений; совершение преступления с особой жестокостью (например путём отравления),
·мучительное наругательство
·, а также совершение преступления лицами с использованием своего служебного положения. Отягчающими вину обстоятельствами считались убийство
·в розбое
·, ночная кража, любое
·воровство
·, совершённое в церкви, на государевом дворе, в отношении должностных лиц; предварительный сговор, совершение преступления во время стихийных бедствий, а также при стечении преступлений, т.е. по совокупности.
Наиболее тяжким преступлением против личности считалось убийство (душегубство). Уложение впервые в русском законодательстве даёт дифференциацию этого вида преступления. По Уложению 1649 г. убийство могло быть квалифицированным и простым.
Развивая положение Кормчей книги об усилении наказания за совершение убийства особо жестоким образом, Уложение в качестве квалифицированного признака называет способ совершения преступления – убийство путём отравления. Убийство путем отравления считалось одним из наиболее жестоких способов убийства. В этом случае предписывалось подвергать виновного пытке, чтобы узнать, не совершал ли он таких убийств прежде (ст. 23 гл. XXII). Смертная казнь осуществлялась по принципу талиона. Лиц, признанных виновными в отравлении, заставляли выпить яд.
Нанесение ран, увечий, побоев и оскорблений не имели первоначально четких составов преступлений. Уложение выделяет как самостоятельную группу преступления против жизни и здоровья, определяя наказание в зависимости от злой воли преступника.
·Мучительское наругательство
· – отсечение руки, ноги, уха, носа, глаза – влечёт за собой, помимо денежного штрафа, аналогичное физическое возмездие. Если изувеченный умирал, виновный подлежал смертной казни. За увечье без отягчающих обстоятельств лиц неимущих сословий устанавливалось денежное вознаграждение потерпевшему от 1 до 10 рублей. Выделяя в качестве самостоятельного состава преступления нанесение увечий и побоев, Уложение 1649 г. относит к оскорблению действием побои, которые наносятся не в простой драке, а умышленно, когда
·поругатель
· хитростью или силой заманит человека в свой двор и там изобьёт его. В этом случае предусматривалась торговая казнь, месячное тюремное заключение и выплата бесчестья и увечья в двойном размере. То же преступление, совершённое феодально-зависимым, каралось смертной казнью. Только в том случае, если человек после пытки докажет, что действовал по научению своего господина или другого лица, он наравне с подстрекателями подвергался торговой казни и тюремному заключению. Двойное бесчестье, увечье и убытки выплачивает тот,
·кто на кого пустит собаку нарочным делом, и та его собака… изъест или платье издерёт
·.
По сравнению с Соборным Уложением 1649 г. Артикул воинский значительно более четко определяет многие институты уголовного права. Артикул воинский уже знает термин
·преступление
·. под преступлением понималось не только нарушение закона, царской воли, но и любое деяние, хотя бы и не предусмотренное законом, но и могущее причинить какой-либо вред государству. Эта идея выражена во многих указах и в тексте присяги, приведенной в Артикуле воинском. К отягчающим обстоятельствам относились совершение преступления в пьяном состоянии, совершение убийства каким-либо мучительным способом (например, путем отравления), убийство отца, матери, ребенка, офицера.
Изнасилование ещё не отделялось от растления. Наказание его ограничивалось обычно выплатой бесчестья. По объективной стороне требовалось проявление насилия, что подтверждалось экспертизой –
·ежели платье от обороны разодрано, или синевы или кровавые знаки найдутся
· – и жалобы потерпевшей. Т.о. обязательным признаком объективной стороны изнасилования был проявления насилия и жестокости к жертве. Не подлежало наказанию изнасилование невесты.
До середины ХVIII в. болезненные наказания применялись независимо от пола, возраста и социальной принадлежности. Как видно из всего выше сказанного я могу отметить, что со времен русской правды выделялся признак особой жестокости по отношению к потерпевшему. Следует сказать, что наказания с развитием Древнерусского государства становились все более жестокими, они носили устрашающий характер, были распространены жестокие виды смертной казни (колесования, четвертования, посадка на кол, разрывание по кусочкам и т.д.), членовредительские наказания (отрезание рук, пальцев рук, ушей, разрывание ноздрей, порка плетьми или розгами) все это свидетельствовало о наличии жестокости не только у преступника к жертве, но и у государства к осужденному.
Уложение 1845 г. и Уголовное уложение 1903 г.11 рассматривали истязание и мучение как самостоятельное преступление (ст. 1489 Уложения 1845 г.) и как квалифицирующий признак составов преступлений, предусматривавших ответственность за причинение телесных повреждений различной степени тяжести (ст. 1477, 1479 Уложения 1845 г., ст. 471 Уложения 1903 г.), лишение личной свободы (п. 4 ст. 499 Уложения 1903 г.).
На законодательном уровне понятие истязания не раскрывалось, что вызывало определенные трудности у правоприменителя и заставляло обращаться к разъяснениям Сената. Согласно последним, под истязанием понималось «такое посягательство на личную неприкосновенность, которое сопровождалось мучениями и жестокостью»12.
В научной литературе данного периода под истязанием предлагалось понимать причинение различными способами физической боли. К таким способам относились: «сечение розгами, дранье за волосы, щекотание, разного рода пытки, например, на дыбе, и т. п.». Под мучениями понималось «лишение человека необходимых для целости и здоровья его условий, например: пищи, питья, света, воздуха и т. п.»13.
Внимание правоприменителя акцентировалось на том, что при истязании потерпевшему причинялись не просто страдания, что характерно для всех случаев физического насилия, а страдания, представлявшие наивысшую степень, либо продолжительные по времени. Следовательно, к основному признаку рассматриваемого вида преступных действий относились особая жестокость совершающего подобные действия и мучительность для лица, подвергающегося насилию14.
Истязание рассматривалось в качестве самостоятельного состава преступления по У К РСФСР 1960г. (ст. 113) и охватывало собой систематическое нанесение побоев или иные действия, носящие характер истязания, а также квалифицирующего признака при умышленном причинении тяжких или менее тяжких телесных повреждений (ч.2 ст. 108, ч. 2 ст. 109). Само же понятие истязания в У К РСФСР не раскрывалось, что восполнялось на доктринальном уровне15.
Отдельные способы причинения телесных повреждений в процессе истязания раскрывались в Правилах судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений, утвержденных приказом Министерства здравоохранения СССР от 11 декабря 1978
· 1208 16. Вместе с тем в Правилах 1978 г. было указано, что решение вопроса о квалификации действий как истязание входит в компетенцию правоохранительных органов, а не судебно-медицинского эксперта.
В отличие от УК РСФСР 1960 г., ныне действующий УК РФ (ст. 117) полностью раскрывает на законодательном уровне понятие истязания как причинение физических или психических страданий путем систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если такими действиями не причинен тяжкий вред здоровью (ст. 111) или вред здоровью средней тяжести (ст. 112).

1.3. Регламентация совершения преступления против личности путем жестокого обращения с потерпевшим в УК РФ. Характеристика отдельных составов

Новеллой в законодательстве является и то, что общественно опасные последствия в рассматриваемом составе заключаются в причинении не только физических, но и психических страданий. Физические страдания могут выражаться в причинении потерпевшему физической боли, психические страдания характеризуются проявлением стрессового состояния потерпевшего и причинением ему других психических травм, не носящих характер психических расстройств (последние образуют состав преступления, предусмотренного ст. 111УК РФ).
С субъективной стороны побои (ст.116 УК РФ) характеризуется прямым умыслом.