Уголовная ответственность за взяточничество

..3
Глава 1. Понятие и сущность взяточничества
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·.6
История борьбы со взяточничеством
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·.
·…6
Понятие взяточничества и его общественная опасность
·
·
·
·…36
Глава 2. Получение и дача взятки
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·52
2.1. Получение взятки: состав преступления
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·..52
2.2. Квалифицированные составы получения взятки
·
·
·
·
·
·
·
·62
2.3. Дача взятки
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·..66
Глава 3. Современное состояние борьба с взяточничеством и
коррупцией
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·.76
3.1. Современное состояние борьба с взяточничеством и
коррупцией
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·.76
3.2. Возможности совершенствования законодательства
·
·
·
·
·
·.82
Заключение
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·.94
Список литературы
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·
·98
Введение

В настоящее время, в России, в период становления демократического правового государства и построения рыночной экономики важная роль принадлежит органам государственной власти и исполнения, а также органам местного самоуправления. В связи с чем особенно опасны и нетерпимы преступные проявления среди самих работников органов власти и управления. Поэтому в новом Уголовном Кодексе преступные деяния, совершенные должностными лицами отнесены к главе 30 и названы вместо « Должностных преступлений» – «Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления». Наиболее опасное из них взяточничество.
Эту группу преступлений можно определить как общественно опасные деяния (действия или бездействие), которые совершаются представителями власти и должностными лицами, благодаря занимаемому ими служебному положению и вопреки интересам службы, и причиняют существенный вред нормальной деятельности органов государственной власти, интересам государственной службы или службы в органах местного самоуправления либо содержат реальную угрозу причинения такого вреда. Эти преступления отличаются от других преступных посягательств специальными признаками:
они совершаются специальными субъектами (должностными лицами или лицами, занимающими государственные должности);
их совершение возможно лишь благодаря занимаемому служебному положению лиц с использованием служебных полномочий;
нарушают нормальную деятельность органов власти и управления.
Мы не будем затрагивать всю эту группу, а конкретно остановимся на проблеме взяточничества которая нам представляется наиболее важной и животрепещущей на сегодняшний день.
Взяточничество является наиболее типичным явлением утверждения коррупции – опаснейшего криминального деяния, которое подтачивает основы государственной власти и управления, дискредитирует и подрывает авторитет власти в глазах населения, затрагивает законные права и интересы граждан. В обстановке проникновения коррупции в различные сферы жизни опасность этого явления значительно возрастает. Посягая на деятельность государственных учреждений, взяточничество подрывает их авторитет, дискредитирует органы власти, ведет к нарушениям принципа социальной справедливости.
Опасность получения и дачи взятки обусловлена и тем, что они достаточно часто сочетаются с другими тяжкими и особо тяжкими преступлениями: организованным хищением имущества; с легализацией денежных средств и имущества, приобретенных незаконным путем; незаконным приобретением оружия. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» указывается, что особую опасность представляют случаи получения взяток должностными лицами, действующих по предварительному сговору с расхитителями государственного имущества и другими преступниками, создающие систему круговой поруки.
Уголовный Кодекс РФ, принятый в 1996 году, предусматривает два самостоятельных преступления: получение взятки (ст. 290 УК РФ), и дача взятки (ст. 291 УК РФ).
Итак, вышеизложенное подводит нас к цели дипломной работы
· рассмотреть проблему взяточничества и разобраться с препятствиями, возникающими при уголовно
· правовой борьбе с этим злом.
Эта цель диктует и задачи представленной дипломной работы:
Определиться с понятием взяточничества;
Выявить соотношение понятия «взяточничество» и «коррупция»;
Дать характеристику даче и получению взяток;
Проанализировать проблемы, возникающие в процессе борьбы с взяточничеством;
Выделить наиболее приемлемые пути в современной России для эффективной борьбы с взяточничеством.
При подготовке к написанию представленной работы мы исследовали как федеральные законы, так и иные документы (указы, постановления, приказы и др.). Вообще источников на эту тему предостаточно, но большинство из них устарели вследствии частого изменения законодательства. Бываю и противоречия в одном и том же источнике. Среди учебной литературы следует выделить учебники по уголовному праву под редакцией Здравомыслова и Игнатова. Это одни из немногих учебников в которых достаточно полно и доходчивым языком описана рассматриваемая нами проблема. Большое внимание автор уделил статьям юристов-практиков в периодических изданиях.
Мы коснемся только наиболее актуальных проблем, поскольку все рассмотреть в пределах одной работы невозможно, да и время не позволяет. Но, несмотря на выше изложенное автор надеется на то, что (как и у него) после прочтения представленной дипломной работы взгляд на проблему взяточничества изменится коренным образом.
В данной работе мы рассмотрим названные преступления и особенности их юридического состава.

Глава 1. Понятие и сущность взяточничества

История борьбы со взяточничеством

Коррупция
· социальное явление, характеризующееся подкупам
· продажностью государственных и иных служащих и на этой основе корыстным пользованием ими в личных либо узкогрупповых корпоративных интересах официальных служебных полномочий, связанных с ними авторитета и возможностей.
Под коррупционной преступностью понимается совокупность преступлений коррупционного характера. Иногда
· «социальное явление, заключающееся в корыстном использовании должностными лицами органов государственной власти и управления своего служебного положения для личного обогащения».
История взяточничества не уступает по древности известной нам истории человеческой цивилизации, где бы она ни творилась – в Египте, Риме или Иудее. Мздоимство упоминается в русских летописях XIII в. Первое законодательное ограничение коррупционных действий принадлежит Ивану III. А его внук Иван Грозный впервые ввел смертную казнь в качестве наказания за чрезмерность во взятках.
К временам Алексея Михайловича Романова относится практически единственный народный бунт антикоррупционной (с точностью до используемой в те времена терминологии) направленности. Он произошел в Москве в 1648 г. и закончился победой москвичей: часть города сгорела вместе с немалым количеством мирных жителей, и заодно царем были отданы на растерзание толпе два коррумпированных “министра” – глава Земского приказа Плещеев и глава Пушкарского приказа Траханиотов.
При Петре Великом расцветали и взяточничество, и жестокая борьба царя с ней. Характерен эпизод, когда после многолетнего следствия был изобличен в коррупции и повешен при всем истеблишменте сибирский губернатор Гагарин. А потом, через три года, четвертовали за взяточничество обер-фискала Нестерова – того, кто изобличил Гагарина.
На протяжении всего царствования дома Романовых взяточничество оставалась немалой статьей дохода и мелких государственных служащих, и сановников. Например, елизаветинский канцлер Бестужев-Рюмин получал за службу российской империи 7 тысяч рублей в год, а за услуги британской короне (в качестве “агента влияния”) – двенадцать тысяч в той же валюте.
Понятно, что взяточничество было неотделимо от фаворитизма. Из последних предреволюционных эпизодов, помимо Распутина, имеет смысл упомянуть балерину Кшесинскую и великого князя Алексея Михайловича, которые на пару за огромные взятки помогали фабрикантам получать военные заказы во время первой мировой войны.
Есть документальные подтверждения того, что смена государственного строя и формы правления в октябре 1917 г. не отменила взяточничество как явление, но зато сформировала лицемерное отношение к нему, немало способствовавшее укоренению мздоимства и лихоимства (как выражались предшественники большевиков) в новой административной среде.
После того как 2 мая 1918 г. Московский революционный трибунал рассмотрел дело четырех сотрудников следственной комиссии, обвинявшихся во взятках и шантаже, и приговорил их к шести месяцам тюремного заключения, узнавший об этом Председатель СНК В.И.Ленин настоял на пересмотре дела. ВЦИК повторно вернулся к этому вопросу и приговорил троих из четырех к десяти годам лишения свободы. В архивах хранятся записка Ленина Д.И.Курскому о необходимости немедленного внесения законопроекта о строжайших наказаниях за взяточничество и письмо Ленина в ЦК РКП (б) с предложением поставить в повестку дня вопрос об исключении из партии судей, вынесших слишком мягкие приговоры по делу о взяточниках. Декрет СНК “О взяточничестве ” от 8 мая 1918 г. стал первым в Советской России правовым актом, предусматривавшим уголовную ответственность за взяточничество (лишение свободы на срок не менее пяти лет, соединенный с принудительными работами на тот же срок). Интересно, что в этом декрете покушение на получение или дачу взятки приравнивалось к совершенному преступлению. Кроме того, это явление рассматривалось с классовой позиции: если взяткодатель принадлежал к имущему классу и стремился сохранить свои привилегии, то он приговаривался “к наиболее тяжелым и неприятным принудительным работам”, а все имущество подлежало конфискации.
Декретом СНК от 16 августа 1921 г. «О борьбе со взяточничеством» были внесены изменения в декрет «О взяточничестве» от 8 мая 1918 г. и уточнены признаки составов соответствующих преступлений, а также обстоятельства, усиливающие наказание за взятку. Положения декрета от 16 августа 1921 г. в основном сохранились и в последующем законодательстве.
После принятия Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. поиски наиболее рациональных путей борьбы с должностными преступлениями и условиями, способствующими их совершению, не прекращались.
9 октября 1922 г. был принят декрет ВЦИК и СНК «Об изменении текста ст. 114 УК», предусматривавшей ответственность за взяточничество. Декрет усилил ответственность за получение и дачу взятки.
В. И. Ленин, придавал большое значение борьбе со взяточничеством, считая его тяжким должностным преступлением. Он называл взятку, наряду с коммунистическим чванством и безграмотностью, одним из трех главных врагов, стоящих перед советским человеком.
В. И. Ленин указывал, что «если есть такое явление, как взятка, если это возможно, то нет речи о политике. Тут еще нет даже подступа к политике, тут нельзя делать политики, потому что все меры останутся висеть в воздухе и не приведут ровно ни к каким результатам. Хуже будет от закона, если практически он будет применяться в условиях допустимости и распространенности взятки».
Борьба против взяточничества
· это составная часть работы по улучшению советского государственного аппарата, по повышению культуры его деятельности.
Об огромном значении, которое Коммунистическая партия и Советское правительство придают борьбе со взяточничеством, свидетельствует издание уже после принятия во всех союзных республиках новых уголовных кодексов Указа Президиума Верховного Совета СССР от 20 февраля 1962 г. «Об усилении уголовной ответственности за взяточничество». В Указе было подчеркнуто, что «взяточничество является одним из позорных и отвратительных пережитков прошлого, оставленных капитализмом в наследство нашему обществу». Взяточничество рассматривается Указом как особо опасное преступление.
Общественная опасность взяточничества определяется тем, что должностное лицо, обладая определенными полномочиями, может, преступным образом используя их, причинить серьёзный ущерб работе советского государственного аппарата, правам и интересам граждан, нарушить государственную дисциплину, подорвать авторитет соответствующих учреждений. Побудительными метинами совершения должностным лицом действий, которые обусловлены взяткой, выступают личные корыстные интересы должностного лица и интересы лиц, давших должностному лицу взятку.
Уголовный кодекс РСФСР посвящает взяточничеству три статьи: ст. 173 предусматривает получение взятки, ст. 174
· дачу взятки и ст. 1741
· посредничество во взяточничестве.
Соответствующие составы преступлений имеются и в уголовных кодексах других союзных республик; УК УССР предусматривает, кроме того, провокацию взятки (ст. 171).
Получение взятки, дача взятки, посредничество во взяточничестве
· это самостоятельные преступления. То же относится к провокации взятки. В целом такой взгляд не вызывает сомнения в литературе, посвященной вопросам ответственности за взяточничество. Лишь относительно получения взятки и дачи взятки существуют различные точки зрения.
Так, Н. Д. Дурманов писал: «Наиболее правильным будет рассматривать получение и дачу взятки не как два самостоятельных преступления, а как одно составное преступление».
На такой же позиции стоит Н. П. Кучерявый. По его мнению, «выделение дачи взятки в уголовных кодексах в отдельную статью еще не дает основания для признания дачи взятки самостоятельным преступлением, не зависящим от получения взятки и посягающим на другой объект. Во-первых, ст. 118 УК, предусматривая ответственность за дачу взятки, не содержит в себе никаких признаков, которые характеризовали бы это деяние. Искать их нужно в диспозиции ст. 117 УК, т. е. диспозиция ст. 117 УК является по существу и диспозицией ст. 118 УК. Во-вторых, дача взятки без ее получения никогда не может быть доведена до конца. Поэтому как дача взятки, так и ее получение взаимосвязаны, и ни одно из них не является самостоятельным преступлением. В связи с этим нет никакого основания рассматривать дачу взятки как самостоятельное преступление».
С этой точкой зрения нельзя согласиться. То обстоятельство, что отдельные признают состава дачи взятки следует искать в статье, предусматривающей получение взятки, еще ничего не доказывает, так как это связано с особыми приемами законодательной техники, в соответствии с которыми нет необходимости повторять уже раз определенные признаки в другой статье. Соображения же Н. П. Кучерявого по поводу того, что дача взятки без ее получения не может быть доведена до конца, заслуживают внимания, однако эта особенность сама по себе не может служить основанием для рассмотрения дачи взятки в качестве несамостоятельного преступления.
Ряд авторов, не признающих дачу взятки самостоятельным преступлением, считают ее необходимым соучастием в получении взятки.
С этим также нельзя согласиться. Особенности дачи взятки выводят это действие за рамки простого соучастия в ее получении, а в случае применения должностным лицом вымогательства говорить о соучастии вообще не представляется возможным.
Исходя из того, что получение взятки и дача взятки отличаются друг от друга по субъекту, по объективной стороне, по направленности умысла лиц, совершающих эти преступления, следует признать, что это два самостоятельных преступления.
Статья 173 УК РСФСР предусматривает «получение должностным лицом лично или через посредников в каком бы то ни было виде взятки за выполнение или невыполнение в интересах дающего взятку какого-либо действия, которое должностное лицо должно было или могло совершить с использованием своего служебного положения».
При рассмотрении получения взятки возникает прежде всего вопрос об объекте данного преступления.
В советской уголовно-правовой литературе по вопросу об объекте были высказаны разные точки зрения.
Н. Д. Дурманов по этому поводу писал: «Основной объект преступления при. получении взятки но советскому праву тот же, что и при других должностных преступлениях. В СССР взяточничество посягает на определенном участке па такие неотъемлемые качества аппарата советского социалистического государства, как честность, неподкупность должностных лиц, выполнение ими своего служебного долга независимо от каких бы то ни было посторонних влиянии. Самый факт принятия взятки в каком бы то ни было виде должностным лицом советского социалистического государства является тяжким нарушением им своего служебного долга, независимо от тех действий, которые это должностное лицо совершило или должно совершить в результате получения взятки».
В. Д. Меньшагин считает объектом взяточничества авторитет советского государственного аппарата: «Огромная общественная опасность взяточничества обусловливается тем, что взяточничество подрывает авторитет советского государственного аппарата в глазах трудящихся. Любой случай получения должностным лицом от частного лица незаконного вознаграждения за действия по службе таит в себе опасность умаления престижа советского государственного аппарата… Поэтому непосредственным объектом преступлений, охватываемых общим понятием взяточничества, является прежде всего авторитет советского государственного аппарата».
С соображениями В. Д. Меньшагина можно согласиться, но они неполно раскрывают содержание объекта получения взятки. Верно, что «правильная деятельность государственного аппарата предполагает с необходимостью наличие его должного авторитета в глазах трудящихся». Однако получение взятки причиняет ущерб
· в плане непосредственного объекта
· не только авторитету государственного аппарата, но и самому содержанию его деятельности. Это имеется во всех случаях получения взятки и наиболее ярко проявляется тогда, когда дача взятки обусловлена совершением незаконных действий по службе. В последнем случае получение взятки прямо связано с тем ущербом, который причиняется правильной деятельности советского государственного аппарата.
Поэтому объектом получения взятки является правильная деятельность советского государственного аппарата и его авторитет.
Объективную сторону рассматриваемого деяния составляет получение взятки «в каком бы то ни было виде».
Имущественная выгода, которую преследует должностное лицо при передаче ему взятки, может быть связана с получением денег, определенных вещей, продуктов, премий или наград от других организаций, прощением долга и т. п.
В тех случаях, когда должностное лицо получает в собственность в качестве взятки заведомо для него государственное или общественное имущество, встает вопрос об ответственности этого лица также п за хищение такого имущества.
Указания по этому вопросу даны Пленумом Верховного Суда СССР в Постановлении от 31 июля 1962 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве»: «Получение по предварительному сговору должностным лицом в виде взятки заведомо государственных или общественных средств надлежит квалифицировать по совокупности преступлений как получение взятки и хищение государственного или общественного имущества путем злоупотребления служебным положением при отягчающих обстоятельствах».
Получение в качестве взятки названного имущества лишь во владение и временное пользование, не связанное с фактическим переходом права собственности к получателю взятки, даст основание для признания факта получения взятки, но исключает ответственность за хищение государственного или общественного имущества.
В этом отношении представляет интерес дело З. и Т., рассмотренное Калининградским областным судом. Приговором суда З. была признана виновной в том, что она, работая секретарем заочного отделения Калининградского педагогического института, злоупотребляла служебным положением, совершала подлоги и систематически брала взятки.
В январе 1961 г. З. при содействии заведующей коммунально-жилищным отделом Ленинградского райисполкома Калининграда Т. получила в качестве взятки отдельную квартиру, а за это оформила на имя Т. фиктивную зачетную книжку с отметками о сдаче экзаменов, которых последняя не сдавала.
Приговором Калининградского областного суда З. осуждена по ст. 175, ч. 1 ст. 170 и ч. 2 ст. 173 УК РСФСР. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РСФСР нашла приговор правильным.
Как видно из изложения обстоятельств этого дела, предметом взятки была отдельная квартира в жилом доме, принадлежащем государству. Признаков хищения государственного имущества в данном случае нет. Калининградский областной суд, квалифицируя действия З., совершенно основательно не привлек ее к ответственности за хищения.
Размер взятки не имеет значения для ее квалификации. Само собой понятно, что при этом в отдельных случаях не исключается и возможность применения ч. 2 ст. 7 УК РСФСР.
Получение взятки
· это принятие должностным лицом в каком бы то ни было виде взятки. С этого момента рассматриваемое преступление следует считать оконченным независимо от совершения или несовершения должностным лицом действий, обусловленных взяткой.
Слова закона о получении взятки «в каком бы то ни было виде» характеризуют не только предмет, но и способ получения взятки. Она может быть получена в результате непосредственного вручения предмета взятки. Это же по своей сущности действие может быть совершено в более или менее завуалированной форме путем дарения, предоставления денег взаймы (без последующего возврата), погашения долга, продажи получателю взятки ценных вещей по дешевой цепе, уплаты ему денег в сумме, превышающей стоимость покупаемой у него вещи, умышленного проигрыша и карты и т. п. Взятка может быть получена по почте или телеграфу.
В тех случаях, когда взятка дастся из государственных или общественных средств, она может быть оформлена путем выдачи премий, оплаты якобы выполненной работы по совместительству и т. п.
Установление этих способов важно в плане доказывания совершенного преступления, но не имеет значения для юридической квалификации, поскольку любой из них
· форма получения взятки «в каком бы то ни было виде».
Специального рассмотрения заслуживает вопрос о квалификации действий, совершение которых было обусловлено получением взятки. В соответствии со ст. 173 УК РСФСР эти действия находятся за рамками состава получения взятки.
Взятка может быть дана также не только за совершение какого-либо конкретного действия пли его несовершение, но и за общее благоприятное отношение должностного лица к лицу, в интересах которого дается взятка. Обычно это бывает в тех случаях, когда между лицом дающим и лицом, получающим взятку, существуют длительные служебные отношения (отношения между ревизором и ревизуемым, начальником и подчиненным и т. п.).
Взятка может быть дана за совершение как правомерных, так и неправомерных действий; с точки зрения состава получения взятки пх характер не имеет значения.
Не имеет, также значения для признания состоявшимся получения взятки намерение должностного лица не производить действия, обусловленного взяткой, поскольку, как уже сказано, совершение этого действия находится за пределами состава получения взятки.
Однако в тех случаях, когда за взятку совершаются какие-либо другие должностные или иные преступления, ответственность должна наступить по совокупности.
В названном выше Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 31 июля 1962 г. обращается внимание судов на необходимость тщательно выяснять, в частности, характер действий, совершенных должностным лицом с использованием своего служебного положения, за которые давалась взятка: «Пленум Верховного Суда СССР считает, что повышенная ответственность за дачу и получение взятки не может исключать ответственности за связанные со взяточничеством другие, не менее опасные преступления, такие, в частности, как хищение народного добра».
Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 30 июня 1970 г. «О внесении дополнений в Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 31 Июля 1962 г. «О судебной практике по делам о взяточничестве» п. 4 постановления 1962 г. был дополнен следующим абзацем: «В случаях, когда получение или дача взятки связаны с совершением действия, образующего самостоятельный состав преступления, например злоупотребление служебным положением, должностной подлог, подделка документов и др., действия такого лица надлежит квалифицировать по совокупности совершенных преступлений».
Это дополнение вносит полную ясность и рассматриваемый вопрос: действия, совершаемые за взятку, не охватываются составом получения взятки; если они образуют самостоятельный состав преступления, совершенное надлежит квалифицировать по совокупности: как получение взятки и как преступление, совершенное за взятку.
Поэтому нельзя согласиться с А. Я. Светловым, полагающим, что состав получения взятки, будучи специальным по отношению к составу злоупотребления властью или служебным положением, не требует квалификации по совокупности указанных преступлений. По его мнению, «исключение может быть только в тех случаях, когда виновное должностное лицо за взятку совершает какое-либо специальное должностное преступление, например подлог».