Развитие МЧП в ЕЭС

Содержание

Введение 3

Глава 1. Развитие международного частного права (МЧП) в ЕЭС 4
1.1. Общие тенденции развития МЧП в ЕЭС 4
1.2. Особенности конвенций , принятых ЕЭС 8

Глава 2. Основные аспекты Конвенций ЕЭС 9
2.1. Конвенция ЕЭС 1968 года и ее значение 9
2.2. Конвенция ЕЭС о взаимном признании торговых товариществ и
юридических лиц 15

Глава 3. Регулирование коллизионных вопросов частного права в ЕЭС 19

Заключение 26
Библиография 27
Приложение

Введение

Современное международное частное право бурно развивается. Основа этого процесса
· международная интеграция, которая происходит с невиданными ранее темпами. Одним из примеров такой интеграции является создание Европейского экономического сообщества (Общего рынка).
Страны ЕЭС с момента создания Общего рынка прошли значительный путь в регулировании на международно-правовом уровне вопросов частного права. Это закономерно, так как само понятие «общего рынка» предполагает некую унификацию правового регулирования деятельности участников экономических правоотношений. Такая унификация и была основной тенденцией правотворческой деятельности стран ЕЭС на протяжении всех лет его существования.
Целью представленной курсовой работы будет рассмотрение основных вопросов и подходов к развитию регулирования частно-правовых вопросов на международном уровне в рамках ЕЭС и основные конвенции (в том числе не вступившие в силу), которые отражают динамику изменения в регулировании данных межгосударственных общественных отношений.

Глава 1. Развитие международного частного права (МЧП) в ЕЭС

1.1. Общие тенденции развития МЧП в ЕЭС

Основные тенденции развития международного частного права в странах Европейского экономического сообщества (ЕЭС) сводятся к следующим направлениям:
Стремление к унификации правовых норм путем принятия международных договоров и типовых законов.
Совершенствование и кодификация норм МЧП в национальном законодательстве.
Расширение сферы действия МЧП (космическая деятельность, атомная энергетика, транспорт, средства связи).
Появление коллизий между нормами международных договоров в рамках ЕЭС.
Возрастание роли принципа автономности воли сторон, переход к более гибким нормам коллизионного права. (см. приложение 1)
Унификация частного права государств-членов ЕЭС, осуществляемая с помощью нормативных актов, издаваемых органами ЕЭС, как правило, имеет целью создание единого или единообразного режима регулирования частно-правовых отношений независимо от того, содержат они или нет иностранный элемент. Тем не менее, в рамках ЕЭС проводится и унификация международного стран-членов сообщества, т.е. унификация частно-правовых норм, регулирующих отношения с иностранным элементом. Проведение такой унификации прямо предусматривается Договором ЕЭС. Как устанавливается в его ст. 220, «государства-члены в случае необходимости вступают между собой в переговоры для того, чтобы:
обеспечить защиту своих граждан, а также защиту их прав и возможность пользоваться этими правами на тех же условиях, на которых такая защита и такая возможность предоставляются каждым государством своим собственным гражданам;
устранить двойное налогообложение в рамках сообщества;
обеспечить взаимное признание компаний и сохранение их правосубъектности при их перемещении из одной страны в другую, а также обеспечить возможность слияния компаний, подпадающих под действие разных национальных законов;
упростить взаимное признание и исполнение судебных и арбитражных решений».
В этой статье умалчивается о том, какие правовые акты должны приниматься на ее основе. Однако наличие условия, в силу которого все перечисленные вопросы должны решаться государствами-членами ЕЭС путем переговоров, достаточно ясно указывает на то, что в качестве инструментов правовой унификации по этим вопросам должны выступать не акты, издаваемые органами ЕЭС, а международные соглашения, заключаемые государствами-членами. Закрепление в Договоре ЕЭС возможности использования межгосударственных соглашений для унификации некоторых областей МЧП стран-членов может быть объяснено двумя причинами:
во-первых, стремлением авторов Договора добиться унификации, охватывающей не столько материальные, сколько коллизионные нормы, достичь которой иным путем в период подготовки Договора им представлялось, невозможным, поскольку такая унификация прямо не направлена на достижение целей, поставленных перед ЕЭС;
во-вторых, наличием большого числа как двусторонних, так и многосторонних конвенций по аналогичным вопросам, в отношении которых было трудно определить, в какой степени их может затронуть предстоящая унификация права стран-членов ЕЭС.
В целом ст. 220 Договора ЕЭС носит рекомендательный характер и призвана лишь ориентировать государства-члены ЕЭС на подготовку и заключение соглашений по наиболее значимым с точки зрения авторов этого договора проблемам. Следовательно, «перечень, содержащийся в ст. 220, не является исчерпывающим и в действительности ничто не препятствует государствам-членам вступать в переговоры и заключать между собой иные соглашения, которые покажутся им необходимыми или просто полезными для реализации целей сообществ». В своей деятельности по подготовке и принятию таких соглашений государства-члены ЕЭС связаны только положениями ч. 2 ст. 5 Договора, предусматривающей, что «они воздерживаются от принятия любых мер, способных поставить под угрозу осуществление целей настоящего Договора».
В 1968 г. в соответствии с положениями ст. 220 государствами-членами ЕЭС были приняты две конвенции: Конвенция о юрисдикции и о признании и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам (вступила в силу 1 февраля 1973 г.) и Конвенция о взаимном признании торговых товариществ и юридических лиц (в силу не вступила). К каждой из этих конвенций был также принят Протокол о ее толковании Судом сообщества. Над некоторыми конвенциями, посвященными проблемам, названным в ст. 220 Договора, до сих пор продолжается работа. Это Конвенция о слиянии акционерных обществ и Конвенция о банкротстве, ликвидации, конкордате, согласительной и других подобных процедурах. Следует упомянуть и Конвенцию о двойном налогообложении, работа над которой была прервана в 1968 г. и больше не возобновлялась.
Уже в первые годы существования ЕЭС государства-члены сочли необходимым выйти за предметные рамки, очерченные в ст. 220 Договора, и начали подготовку соглашений по иным, не названным в этой статье вопросам. В 1975 г. была подписана Конвенция о европейском патенте в «Общем рынке», а в 1980 г.
· Конвенция о праве, применимом к договорным обязательствам. В дальнейшем предполагается принять и конвенцию о праве, применимом к внедоговорным обязательствам. Кроме того, в разное время и по разным причинам (в основном по причинам политического характера, ввиду невозможности достижения соглашения между сторонами) были прекращены работы над конвенциями: о торговой марке в «Общем рынке», о рисунках и моделях в «Общем рынке», о европейском акционерном обществе.
1.2. Особенности конвенций , принятых ЕЭС

Принятые в рамках ЕЭС международные конвенции по своей правовой природе являются межгосударственными соглашениями и принципиально ничем не отличаются от других международных конвенций по унификации МЧП. Тем не менее, они имеют некоторые особенности, обусловленные тем, что это международные конвенции, заключенные государствами, входящими в замкнутую политико-экономическую региональную организацию.
С точки зрения механизма подготовки, введения в действие и применения этих конвенций особенности состоят в следующем:
органы ЕЭС часто являются организационной базой для подготовки и принятия конвенции;
круг участников конвенций ограничивается государствами-членами ЕЭС;
вступая в ЕЭС, государство берет на себя обязательство присоединиться к конвенциям, после того как их положения будут пересмотрены при его участии;
Суд ЕС наделяется полномочиями выносить решения о толковании положений конвенций в целях обеспечения их единообразного применения во всех государствах-участниках.
Единственная особенность преследуемых этими конвенциями целей состоит в том, что они решают традиционные проблемы МЧП с учетом целей, особенностей, а иногда и самого факта существования ЕЭС.

Глава 2. Основные аспекты Конвенций ЕЭС

2.1. Конвенция ЕЭС 1968 года и ее значение

Наибольшее значение в области унификации МЧП стран-членов ЕЭС имеет Конвенция о юрисдикции и о признании и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам 1968 г. В дополнение к ней 9 октября 1978 г. была принята Конвенция о присоединении Дании, Ирландии и Великобритании, а 25 октября 1982 г.
· Конвенция о присоединении Греции. Хотя эти конвенции о присоединении и внесли определенные изменения в Конвенцию 1968 г., они не затронули тех главных принципов, на которых она базируется.
О необходимости разработки такой конвенции заявила Комиссия ЕЭС еще 22 октября 1959 г., т.е. менее чем через два года после вступления в силу Договора. Потребность в разработке конвенции обусловливалась тем, что создание и функционирование «Общего рынка» как «совокупности национальных рынков государств-членов, объединенных в единый комплекс на основе принципов свободного движения товаров, услуг, лиц, капиталов и платежей, свободного выбора юридическими и физическими лицами места и рода профессиональной деятельности, а также одинаковой недискриминации со стороны правительств и компаний», было невозможно без создания условий для «свободного передвижения» в рамках стран-членов ЕЭС решений их юрисдикционных органов. Необходимая же и достаточная для ЕЭС степень «свободного передвижения могла быть достигнута путем обеспечения их взаимного признания и исполнения.
К моменту создания ЕЭС между государствами, ставшими его членами, существовала сеть двусторонних соглашений по вопросу о признании и исполнении судебных решений. Однако эти соглашения не позволяли решить стоящую задачу, поскольку, во-первых, ими не были связаны некоторые из государств-членов ЕЭС, а во-вторых, между правилами этих соглашений имелись существенные различия.
В Конвенцию, помимо правил о взаимном признании и исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам, вошли правила о юрисдикции, которые применяются юрисдикционными органами государств
·участников при решении вопроса о подведомственности имеющих международный характер споров по гражданским и торговым делам (ч. 1 ст. 1). Не применяется Конвенция к спорам, касающимся правового положения и правоспособности физических лиц, завещаний и наследования, имущественных отношений между супругами; к банкротствам; к спорам, касающимся социального обеспечения; к арбитражным спорам (ч. 2 ст. 1).
По кругу лиц сфера действия Конвенции о юрисдикции определена на основе критерия домицилия ответчика. Ее правила подлежат применению юрисдикционными органами государств-участников, если ответчик имеет домицилий в одном из государств-участников (ст. 3). Если же ответчик не имеет домицилия ни в одном из государств-участников, то юрисдикционные органы каждого государства-участника решают вопрос о подведомственности им спора с его участием на основании норм своего национального права, кроме споров, для которых в Конвенции установлены правила об исключительной подсудности (ст. 4). Содержащиеся в Конвенции правила о юрисдикции применяются, если ответчик имеет домицилий в одном из государств-участников, но не является гражданином ни одного из этих государств, и, напротив, не применяются, если ответчик является гражданином какого-либо государства-участника, но не имеет домицилия на территории ни одного из них.
Использование в Конвенции критерия домицилия в большей мере, чем использование критерия гражданства, отвечало поставленной задаче: решить проблему разграничения юрисдикции в рамках ЕЭС, т. е. в рамках такого экономического союза государств-членов, который имеет определенные территориальные, но не государственные границы.
В ст. 2 содержится правило для определения только международной подсудности спора судам того или иного государства-участника. Подсудность же спора конкретному суду в конкретном государстве-участнике (внутренняя подсудность) устанавливается на основании правовых норм этого государства.
Конвенция устанавливает альтернативную подсудность для ряда случаев, которые предусматриваются в ст. 5 и 6. Истец соответственно вправе выбирать между подсудностью, установленной в ст. 2, и подсудностью, установленной в ст. 5 и 6, правила которых имеют специальный характер в том смысле, что они определяют не только международную, но и внутреннюю подсудность.
Особые правила о подсудности установлены в Конвенции для споров, вытекающих из договоров страхования и из потребительских договоров. К таким спорам не применяются ни нормы ст. 2, содержащей главное правило о международной подсудности, ни нормы ст. 5 и 6, закрепляющие правила об альтернативной подсудности, ни нормы ст. 17, 18, допускающие заключение сторонами пророгационных соглашений, изменяющих подсудность.
Главная цель особых правил о подсудности споров из договоров страхования и из потребительских договоров состоит в обеспечении защиты «слабой стороны» в таких договорах, т. е. страхователя (или держателя страхового полиса, или лица, в пользу которого заключен договор страхования) и потребителя. Достигается такая защита, во-первых, тем, что «слабая сторона», предъявляя иск к своему контрагенту, имеющему домицилий в одном из государств-участников, вправе выбирать между несколькими альтернативными подсудностями, тогда как иск к «слабой стороне», имеющей домицилий в одном из государств-участников, может быть предъявлен ее контрагентом в суде только того государства, в котором она имеет домицилий, и, во-вторых, тем, что вводятся определенные ограничения на заключение сторонами пророгационных соглашений.
В Конвенции предусмотрена и исключительная подсудность для тех споров, предмет которых либо неразрывно связан с территорией определенного государства, либо касается деятельности его государственных органов. По спорам о вещных правах на недвижимость компетентен суд государства-участника, в котором находится недвижимость; о действительности, недействительности и ликвидации товарищества или юридического лица
· суд государства-участника, где находится орган управления юридического лица; о действительности записей при государственной регистрации
· суд государства-участника, на территории которого ведется регистрация; о регистрации или действительности патентов, товарных знаков, рисунков или моделей
· суд государства-участника, в котором они были зарегистрированы, либо в котором обращались за их регистрацией, либо в котором в регистрации было отказано; об исполнении судебных решений
· суд государства-участника, в котором решение исполняется.
Исключительная подсудность, установленная Конвенцией, не может быть изменена пророгационным соглашением, возможность заключения которого допускается. Правила об исключительной подсудности применяются независимо от того, имеет ответчик домицилий в одном из государств-участников или нет. Вынесение судом решения с нарушением правил об исключительной подсудности является основанием для отказа в признании и исполнении такого решения в других государствах-участниках.