Экономическое развитие Восточной Германии в

Содержание

“” Введение
“” . Германия
· великая держава?
“” . Гонка за благосостоянием
“” Заключение
“” Список литературы
Введение

Произошедшее в результате объединения Германии увеличение немецкого народного хозяйства стало поводом для беспокойства некоторых соседей и конкурентов. Если бы можно было верить международной прессе, то Германия сегодня была бы просто великой державой.
Опасения эти понятны, но они основываются на незнании экономических фактов.
Действительно, в год перед объединением (1989г.) ФРГ имела наибольшее в мире положительное сальдо торгового баланса, составлявшее 72 млрд. долл., опережая Японию (65 млрд. долл.). Правда, к сожалению, и то, что даже серьезные немецкие институты используют это положительное сальдо для того, чтобы провозгласить Германию
·чемпионом мира по экспорту». Но стремиться из этих или из подобных рассуждений сделать вывод о роли Германии как великой державы было бы неверно уже потому, что внешнеторговое сальдо является зеркальным отражением сальдо баланса движения капиталов и существенно обусловливается этим балансом. Положительному сальдо при экспорте благ противостоял настораживающий рекордный отток капитала в размере почти 68 млрд. долларов. После объединения этот отток прекратился и превратился в приток. В 1991 г. Германия стала неттоимпортером капитала с отрицательным платежным балансом. Однако угроза экономике от этого настолько же мала, как недостаточно и оснований для торжеств по поводу положительного сальдо. Германия нуждается в капитале, чтобы финансировать экономическое возрождение на Востоке и частично потребление восточногерманских жителей, которые сейчас не могут обеспечить себе желаемый уровень жизни за счет самостоятельно заработанных доходов. Показатели внешней торговли свидетельствуют, что рынки разумно реагируют на эти потребности.

1. Германия
· великая держава?

Данные, которые могли бы показать возможную роль Германии как великой державы, должны были бы опираться на цифры валового национального продукта и численности населения, но здесь можно найти мало подтверждений этому тезису. Валовой национальный продукт (ВНП) ФРГ составлял в 1989 г. около 1200 млрд. долл. и уступал соответствующим показателям Японии (2800 млрд. долл.) или США (5100 млрд. долл.). Даже если бы восточногерманское производство на душу населения в 1989 г. равнялось западногерманскому уровню, то и тогда бы Германия с 1500 млрд. долл. ВНП устойчиво находилась бы на третьем месте среди стран ОЭСР. ВНП Германии в этом случае составлял бы лишь несколько больше половины японского и менее половины американского.
Вес Германии в Европейском Сообществе также не претерпел существенных изменений после объединения. Доля ФРГ в совокупном ВНП ЕС составляла до объединения 25%. После объединения, даже по самым оптимистическим оценкам полного выравнивания производительности труда, она не могла бы подняться выше 30%.
Сейчас же об одинаковом уровне производительности двух немецких государств не может быть и речи. Западногерманская производительность труда, бесспорно, высока и может соизмеряться с наивысшими мировыми показателями. ВНП на каждого занятого составлял в 1989 г. почти 44 тыс. долл. Данный показатель так же высок, как и в США, и только на 2 тыс. долл. ниже японского уровня. Если учесть случайные влияния валютных курсов при сравнении ВНП, то можно сказать, что существенных различий между этими тремя показателями нет.
Что же касается восточногерманской производительности труда, то здесь необходимо значительно уменьшить ее значение, по сравнению с западногерманским. Согласно официальной статистике и при покупательном паритете 1:1, до объединения производительность труда в ГДР достигала лишь приблизительно 50% западногерманского уровня. Позднее это подтвердил детальный анализ Немецкого института экономических исследований (ДИВ). В свою очередь, Федеральный банк считал реалистичной оценку в 40% , а Институт мировой экономики высказывал даже опасение, что восточногерманская производительность составляла лишь треть западного уровня. Новейшие расчеты института ДИВ разделяют эти опасения, а из других исследований даже следует, что производительность в обрабатывающей промышленности в ГДР равнялась лишь 1/6 западногерманского уровня. Какая бы из оценок ни была точной, совершенно ясно одно: существовал и существует значительный разрыв в уровне производительности на Западе и на Востоке, вследствие чего общая производительность объединенной страны опускается заметно ниже международного конкурентного уровня. Этот разрыв может быть устранен только в ходе довольно длительного процесса роста.
Главная причина, мешающая Германии стать великой экономической державой даже в том случае, если будет устранено отставание Восточной Германии в производительности труда, заключается в ограниченной численности населения.
Население Германии составляет менее четверти населения ЕС и менее трети населения США. К тому же, в этом отношении Германия значительно уступает Японии и России, которые имеют соответственно 123 млн. и 147 млн. жителей.
Кроме того, достаточно заглянуть в книги по истории, чтобы убедиться, что страстное желание стать великой державой чаще всего охватывает государства с сильно возрастающим населением. Если же принять во внимание, что в последние годы Западная Германия имела самый низкий в мире показатель рождаемости, то абсурдность предположения, будто объединенная Германия может взять курс на роль великой державы, станет еще отчетливее. Если не произойдет очень быстрых и крупных изменений в воспроизводстве населения, то к 2040 г. немецкое население сократится на величину, примерно равную сегодняшнему населению Восточной Германии (16 млн. человек). Даже переселение сюда всех немцев из восточноевропейских стран едва ли сможет противодействовать этой тенденции.
Учет географических соотношений завершает показательная картинка.