Урбанизация в мировом хозяйстве

Проблемы урбанизации в мировом хозяйстве

Двадцатый век настолько обнажил
конструкции людской несовершенство,
что явно и надолго отложил
надежды на всеобщее блаженство.
Игорь Губерман

Невиданные темпы и масштабы урбанизации во второй половине XX века не случайно получили название «городской революции». Только за первые ее 20 лет (1950
·1970) прирост численности горожан в мире был немногим меньше, чем за всю предыдущую историю человечества (83,4%), а за следующие 20 лет (1970-1990) этот прирост увеличился еще на 68,7%. Всего же за 1950-1990 годы численность городского населения мира выросла почти в 3,1 раза и сохраняет тенденцию к дальнейшему значительному росту. Мы стали свидетелями ошеломляющего по темпам образования единого и вместе с тем весьма дифференцированного городского мира, который утвердился, прежде всего в развитых странах (с 50-х годов), а к 2020 году, по оценкам демографов ООН, станет преобладающим и в развивающихся странах (таблица 1). Это составляет важную особенность процесса урбанизации во второй половине XX века. В 1990 году в развивающихся странах проживало уже 61,4% всех горожан мира (в 1950 году только 38,7 /о), а к 2025 году, по прогнозам демографов ООН, в них будет сосредоточено почти 80 % всех городских жителей.
Таблица 1
Динамика городского населения мира в 1950-2025 гг.

Доля населения, %

1950
1970
1990
2000
2025

Мир в целом
29,3
36,6
43,1
47,6
61,2

Развитые страны
54,3
66,6
72,7
75,8
83,8

Развивающиеся страны
17,3
24,7
34,3
40,3
56,7

Исследование урбанизации в нашей стране имеет свою сложную судьбу. Сначала в течение десятилетий урбанизация просто не признавалась как один из важных процессов, оказывающих существенное влияние на формирование человека, среды и общества. Затем в 70
·80-х годах ее стали рассматривать прежде всего в рамках формационных особенностей развития систем производства и расселения при значительной недооценке ее глобальных закономерностей и социально-культурных и цивилизационных основ. Утвердился и тщательно оберегался философски несостоятельный подход, согласно которому урбанизация (как и другие социальные процессы) легко управляема, ее сущностные характеристики якобы могут просто формулироваться руководителями в зависимости от тех или иных выдвигаемых ими целей.
При таком подходе оценка специфической советской урбанизации зачастую была крайне односторонней, акцентирующей внимание лишь на бесспорных количественных данных о росте городского населения СССР в 30
·80-х годах. До серьезного же анализа качественных сторон отечественной урбанизации (образа и условий жизни горожан, их культуры, состояний городской среды, ее разнообразия и т. д.), ее сути и стратегии развития с учетом имеющегося мирового опыта дело обычно не доходило.
Указанный подход, напрямую связанный многие десятилетия с теорией формаций в советском обществознании вообще и в экономической и социальной географии в частности, обусловил господство ложных представлений об «узкопроизводственной базе» урбанизации. Сегодня, когда все чаще встречаются попытки в разных областях науки осмыслить общественное развитие вне формационного подхода, в рамках иных концепций (философско-антропологической, глобально-экономической, социокультурной, экологической, цивилизационной и др.), наиболее плодотворным представляется использовать для изучения урбанизации антропокультурный подход, имеющий, кстати, немалые традиции в истории отеленной науки. В этом случае в качестве исходного звена для изучения глобальных процессов принимается человек во всем его многообразии. Ведь сегодня становится все более очевидным, что причины урбанизации не сводятся к производству, расселению, ресурсам или территории (хотя все это очень важные факторы) а складываются из многомерной совокупности параметров жизни человека прежде всего связанных с развитием культуры и цивилизации в их широком понимании. При этом анализ российской урбанизации не может не учитывать процессов и закономерностей, предопределивших развитие городов в разных регионах мира.
Рост городов в развивающихся странах в силу их специфики оказывает большое сдерживающее влияние на качественные стороны развития мировой урбанизации, на ее резкую пространственную дифференциацию. Ведь в этой группе стран подавляющая часть горожан
· вчерашние сельские жители, которые часто способствуют «деревенизации» города, привнося в него нормы поведения, системы ценностей и т. д., свойственные сельской местности. Глубокие структурные сдвиги не следуют автоматически за сменой среды, например, при переезде из деревни в город, тем более когда речь идет о переселении большой массы населения в короткий срок.
Сказанное в первую очередь относится к странам в недавнем прошлом с низкой долей городского населения и с наиболее высокими темпами прироста численности горожан в 1950
·1990 годах, таким как Нигерия (её столица Лагос за этот период выросла почти в 27 раз и, по прогнозам демографов ООН, к 2000 году выйдет на 8-е место среди агломераций мира), Турция или Иран, а также к странам обладающим наибольшей «городской массой» с высокими темпами ее прироста в этот период – Китай, Индия, СССР, Бразилия, Мексика, Индонезия (таблица 2). На другом полюсе находятся развитые и наиболее урбанизированные страны Северной Америки, Западной Европы и Япония с высокой долей городского населения и вместе с тем с достаточно значительными темпами его роста во второй половине XX века особенно в США, Японии, Германии, Великобритании, Франции (см. таблицу 2).