Международное право и дипломатия

Содержание

Введение 3
Глава 1. История развития дипломатии в международном праве 5
Дипломатия конца 17
· 18 веков 5
Деятельность дипломатии 19 века 13
Складывание империалистических блоков в Европе. Образование русско-французского союза 26

Глава 2. Современное положение дипломатии и международное право 32
2.1. Влияние международной обстановки на становление дипломатии 32
2.2. Положение дипломатов в международном праве 42
Заключение 52
Библиография 57Введение
Народная мудрость утверждает: “Худой мир лучше доброй ссоры”. Ныне живущие россияне, можно уверенно сказать, полностью разделяют это суждение своих предков. Слишком дорого обходятся ссоры, в которых начинает говорить оружие, куда лучше сидеть за столом переговоров. Особенно сейчас, когда перед Россией стоит задача войти в мировое цивилизованное сообщество. Для этого есть один путь, одно единственное средство – дипломатия. Ведь она отрицает вооруженное насилие и предлагает взамен целый арсенал мирных политических методов решения сложнейших межгосударственных конфликтов. Поэтому как никогда важно знать историю дипломатии своей Отчизны, умело пользоваться накопленным опытом.
Сложной и противоречивой была судьба русского государства с момента его зарождения. Если в западной части Европы довольно рано возникли образования национальных государств, сплачивавшихся монархическими династиями, то Русь окружали находившиеся на более низкой стадии развития кочевые племена, грозившие непрестанными набегами, разрушавшими еще не окрепшее государственное ядро.
Монголо-татарское иго, обрушившееся на население российских земель в середине XIII века, надолго задержало их экономическое и культурное развитие. Таковы были последствия непрестанного террора, разорения, взимания поборов и дани, уничтожения созданных народом культурных ценностей. Покалечена была сама душа народа.
Все это не могло не сказаться на формировании российской дипломатии. Российская дипломатия научилась быть осторожной, терпеливой, стараться не спешить, не торопиться с выбором как друзей, так и противников, постоянно сохранять бдительность, осознание того, что нужно не раз отмерить, прежде чем резать. Западные авторы приписывают такие качества российской дипломатии ее “восточному” наследству. Однако в действительности они порождены необходимостью противостоять чужеземным пришельцам.
Таким образом, целью представленной дипломной работы является рассмотрение дипломатии и ее регулирование в международном праве.
Исходя из цели работы, в ней будут решены следующие задачи:
рассмотрена история развития дипломатии и дипломатических отношений как в России , так и в других странах;
проведен анализ регулирования дипломатических отношений в международном праве;
изучен статус дипломатов в системе международного правового регулирования;
проанализированы тенденции развития и становления дипломатии на современном этапе развития международных отношений.
В основе данной дипломной работы лежит ряд научно
· исследовательских работ по теме представленной проблематике.
Глава 1. История развития дипломатии в международном праве

Дипломатия конца 17
· 18 веков

Молчанов Н.Н. в своей книге
·Дипломатия Петра Великого
· пытался воссоздать реальный образ Петра 1 как дипломата, показать его деятельность на сложнейшей стезе внешней политики. Автор рассматривает русскую внешнюю политику в конце 17 века
· первой половине 18 века, отличающуюся большой активностью, сопровождающуюся почти непрерывными войнами, направленными на решение глобальных задач общенационального значения. Но главная идея книги
· показать становление личности Петра 1 как дипломата, начиная от азовских походов в 1695 и 1696 годах, заканчивая персидским походом 1722
· 1723 годов. Вообще, на поприще дипломатической деятельности Петр вступил в десятилетнем возрасте, когда ему пришлось официально принимать иностранных послов. Секретарь шведского посольства Кемфер оставил такое описание посольского приёма в Кремле летом 1683 года:
·Пётр, не дав времени дядькам приподнять себя и брата, как требовалось этикетом, стремительно вскочил со своего места, сам приподнял царскую шапку и заговорил скороговоркой: Его королевское величество, брат наш Каролус Свейский здоров ли? 4 (24). Молчанов считает, что Немецкая слобода, куда часто наведывался молодой царь, служила своего рода микроскопом Западной Европы, где жили представители фактически всех стран, втянутых в тогдашние войны и конфликты на Западе. Она явилась как бы дипломатической школой, где Пётр познавал суть тогдашней европейской международной жизни. 
Ещё в 1686 году появляется военный городок с жилыми помещениями для самого молодого царя и его потешных солдат. Из потешных постепенно формировались два отличных военных полка
· Преображенский и Семековский. А село Преображенское превратилось в укреплённый воинский гарнизон. Главное, что побуждало молодого царя к воинским делам, по мнению Молчаного Н. Н., было рано проснувшееся осознание факта международной беззащитности, слабости России. Он видел, каково Московское войско: стрельцы, на которых нельзя положиться, дворянское ополчение
· порой беспорядочная толпа, воеводы, которые тоже не отличались храбростью. Рано осознанная Петром потребность в современном сухопутном войске, как считает автор
·Дипломатии Петра Великого
·, – не диво. Такая крайняя нужда давно всем умным людям была ясна, как божий день: иначе Руси погибель! Любопытно другое
· стремление Петра к энергичному освоению новейших технических достижений Запада, а также рано пробудившийся интерес уроженца сугубо сухопутной страны к морю, к флоту. Из Франции молодой царь потребовал привезти ему астролябию. Пётр опять же в Немецкой слободе сумел найти человека
· голландца Франца Тиммерман, который научил пользоваться этим инструментом. Он потребовал, чтобы этот иностранец учил его и всему другому, что знал. Так начал юный царь по своей охоте изучать математику, геометрию, фортификацию, артиллерию. Никогда не один из русских царей и не помышлял о таких науках. В Немецкой слободе Пётр нашёл человека, который сумел отремонтировать старый ботик, научил им управлять. Первые опыты по
·мореплаванию
· состоялись на реке Яузе. Таким образом, с точки зрения Молчанова Н. Н., начиналось становление Петра 1 как будущего военоначальника и дипломата. В книге рассматривается титаническая работа русского царя по укреплению могущества своей страны, с целью превращения её в великую державу.
Быстрый подъём России, по мнению автора
·Дипломатии Петра Великого
·, произошёл не только благодаря победам армии и флота, созданных Петром. Огромное место занимала в деятельности русского царя и дипломатия. Первым из российских государей он стал лично подписывать международные договоры. Эта деталь как бы символизирует тот факт, что Пётр создал новую русскую дипломатию, подобно основанию регулярной армии, флота и других государственных институтов Российской империи. Дипломатия, будучи средством, орудием осуществления внешней политики, её фактического проведения в жизнь, помогает пониманию процесса быстрого возвышения России. Конечно, же многочисленные победы русской армии и флота вызывают наиболее громкий резонанс, чем дипломатические акции. Достижения дипломатии находятся в сфере морального, психологического, политического воздействия на поведение партнёров и противников. Различная природа, сущность военных достижений и дипломатических побед легко делает оценку внешнеполитических акций субъективными и произвольными, не поддающимися измерению числом кораблей, полков, количеством убитых и раненых, перечнем взятых городов и крепостей, размерами занятых территорий. Сам Пётр великолепно понимал значение дипломатии.
Поэтому, например, его ликование по поводу заключения Ништадтского мирного договора далеко превзошло все столь пышно и громко отмечавшиеся им военные триумфы. Молчанов Н. Н. В своей книге пытается не только понять, но и объяснить реальными причинами скрытое таинство дипломатических действий. Дипломатия считается сложнейшим видом человеческой деятельности. Старая допетровская Россия во многом отставала в этой области. Петру пришлось иметь дело с дипломатией западных стран, имевших многовековой опыт. Во Франции, например, во времена Петра уже была дипломатическая академия. Возникла наука международного права. Были написаны классические труды Гроция, Пуфендорфа и других мыслителей.
Появилась даже теория международных отношений в трудах английского философа Т. Гобба, которая до сих пор считается классической и лежит в основе внешнеполитической мысли государств. В результате успешных преобразований во внутренней политике, реорганизации армии и создании флота, благодаря правильно продуманной дипломатии Петра 1, в конце его царствования Россия завоевала славу победителя легендарной шведской армии. Она превратилась в сильнейшую державу, способную соперничать и говорить на равных с крупнейшими странами, даже с самой богатой и влиятельной из них
· с Англией.
Молчанов Н. Н. Рассматривает в своей книге и коренные изменения, которые произошли в дипломатии, если брать её в чисто техническом аспекте. До Петра Россия не имела постоянных дипломатических представительств, тогда как Франция, например, держала своих послов и резидентов в 19ти странах. Редкие, эпизодически появляющиеся при европейских дворах московские великие послы вызывали смех своими нелепыми требованиями оказывать московскому государю почести, как самому великому монарху в мире, и официальными попытками навязать европейским королям немыслимые идеи о войне против их самых близких союзников и о дружбе с опаснейшими противниками. Ведь основные явления мировой политики московским дипломатам иногда не были известны. Но проходит какой-то десяток лет после выхода Петра на международную арену, и послы России, образованные, не уступающие ни в чём изощрённым западным дипломатам, действуют в крупнейших европейских столицах. Они становятся влиятельными и уважаемыми, с ними все считаются, их даже побаиваются. Россия становится влиятельным участником международных отношений во всех сферах.
Автор монографии не обошёл вопрос и о личной роли Петра 1 в истории русской дипломатии конца 17
· первой четверти 18 веков.
Известно, что царь доверял другим проведение важных военных операций. Он даже часто намеренно и демонстративно уклонялся от формального верховного командования. В дипломатии же дело обстояло совершенно иначе. Здесь он все решал сам. Пётр 1 выдвинул и воспитал целую плеяду выдающихся дипломатов. Он добился блестящих внешнеэкономических успехов. Реально осязаемые плоды деятельности петровской дипломатии проявились не столько при жизни Петра 1, сколько после неё. Фундаментом, основой, источником, причиной всех внешнеполитических успехов России на протяжении всего 18го столетия была преобразовательная деятельность начала века.
В своей монографии Молчанов Н. Н. Рассматривает всю дипломатическую деятельность Петра 1 в неразрывной связи с внутренней политикой, проводимой царём. Автор считает, что нельзя изучать петровскую внешнюю политику в отрыве от состояния внутренних дел России в 17
· начале 18го веков, так как можно впасть в распространённую ошибку и увидеть в этой политике только личное начинание, личный интерес, даже прихоть Петра. Между тем историческая задача молодого царя состояла в том, чтобы в невероятной смутной обстановке начала его царствования почувствовать, осознать неотложную жизненную потребность, интерес России в сближении с Европой. Правда некоторые русские люди начали говорить об этом ещё до Петра. Более того, делалось кое-что для перенимания европейских обычаев. Царь Алексей Михайлович нанимал иноземных офицеров для полков нового строя, даже завёл театр. На Оке, в Дединове, руками иностранцев построили единственный корабль. Но всё это делалось робко, от случая к случаю. По мнению автора книги, Пётр тоже стоял на почве
·родной старины
·. Как справедливо писал русский историк И. Е. Забелин
· Пётр
· родной сын и наследник 17го столетия
·. Однако он отличался от своих предшественников не только неизмеримо более глубоким пониманием потребностей России, более острым сознанием ответственности за её судьбу, но, главным образом, какой-то сверхчеловеческой энергией и волей в решении поставленных задач (118). Далеко не всё в Европе нравилось Петру. Ко многому он отнёсся крайне отрицательно.
Поэтому, по мнению Молчаного Н. Н., он не собирался слепо подражать Европе, а лишь использовать методы, опыт, уроки передовых стран для того, чтобы быстро наверстать отставание России путём перехода от прежнего экстенсивного развития, когда расширение территории страны не сопровождалось достаточным прогрессом в экономике, технике, методах управления, к развитию интенсивному, при котором его собственная бешеная активность должна была разбудить дремлющие огромные силы русского народа не об отдельных, частных реформах, новшествах, не о простом улучшении функционирования прежнего уже известного механизма государства, а о его коренном, радикальном изменении, о ломке, разрушении отжившего старого, о замене его современным, передовым, новым. 
После великого посольства 1697
· 1698 годов, с точки зрения Молчаного Н. Н., началась петровская дипломатия. Оно было исторической вехой, после которой начинается преобразование России и процесс её всестороннего, прежде всего дипломатического, сближения с Западной Европой. Основной задачей внешней политики того времени было завоевание выхода к Балтийскому морю. Россия должна явиться на Балтику не такой, какой она была раньше: отсталой, плохо организованной, бедной, чурающейся всего европейского, неподвижной
· словом такой страной, которую даже и не считали европейской, несмотря на её географическое положение. Собственно, в прежнем своём состоянии исконного боярского бездействия, невежества и самодовольной спеси Россия не только никогда не пробралась бы к Балтике, она обрекла бы себя на утрату независимости.
Чтобы Балтийское море не превратилось в путь вторжения врага, Россия должна была выйти на его берега способной соревноваться с западноевропейскими странами на равных в военных , морских, торговых, дипломатических и в других своих делах. После возвращения из Европы начинается преобразовательная деятельность Петра.
Практически она представляла собой какой-то внезапный каскаб указов и реформ, ошеломлявших современников, привыкших к замедленным темпам старомосковской государственной жизни. Автор книги рассматривает и экономические реформы Петра, которые были необходимы для создания сильной армии и флота. Сама Россия уже давно не могла обеспечить себя, поэтому, с целью снабжения армии и флота царь основывает мощную металлургическую промышленность на Урале. Молчанов Н. Н., рассказывая о дипломатии Петра 1, использует множество документальных данных.
Так, например, чтобы создать более цельно образ молодого царя в начале его дипломатической карьеры, автор прибегает к описанию Петра Софией
· Шарлоттой (супруга курфюрса) :
·Этот государь одновременно и очень добрый, и очень злой, у него характер
· совершенно характер его страны. Если бы он получил лучшее воспитание, это был бы превосходный человек, потому что у него много достоинств и бесконечно много природного ума
· (83).
В своей монографии Молчанов Н. Н. Использует множество писем, документов, высказываний известных людей того времени.
В книге автор по некоторым аспектам дипломатии Петра 1, его политики высказывает свою точку зрения. Так, например, он не согласен с мнением П. Н. Милюкова и некоторых других историков с тем, что пустой забавой и юношеским развлечением было то, что явилось зарождением идеи создания флота как ключа и главного звена решения величайшей тогда национальной задачи (124). Многие историки испытывали ошеломления спустя столетия, описывая небывало разнообразную деятельность Петра, казавшуюся им каким-то хаосом импульсивных, случайных, судорожных метаний царя, обрушившегося на Россию стихийным ураганом непонятных нововведений. На почве такое ощущения и родилось мнение, что Пётр никогда не имел никакого продуманного плана действий, их чёткой программы, заранее разработанной системы. Но всё же, по мнению Молчаного Н. Н., смыслом и сущностью начавшихся преобразований были не их внешняя хаотичность и произвол. В конце концов разнообразные меры Петра накануне Северной войны выстраиваются в определённую систему укрепления государства и стремительной модернизации страны. Уникальная особенность личности Петра Великого состояла в том, что его мысли и действия не разделялись. Он мыслил, действуя, и действовал, мысля! Порой его дела даже обгоняли мысли. Гениальная интуиция превращала внешне хаотичную бурную импровизацию в чёткую систем целенаправленных усилий. Во всём, что сделано Петром, в конечном счёте обнаруживается железная логика государственного интереса. Начиная всестороннюю
·европеизацию
· России, как считает Молчанов Н. Н., Пётр отнюдь не подражал слепо, не
·обезьянничал
·, как писал один шведский историк, но, напротив, положил конец внешнему подражательству, существовавшему до него и, к сожалению, после него. Пётр брал из опыта Европы только то, чего требовали насущные потребности развития России. Так он закладывал основы для прочной самостоятельности, безопасности страны. Относительно того, что царь оставил русский лагерь накануне сражения под Нарвой, Молчанов Н. Н. Также высказывает свою точку зрения.
В иностранной, а порой и в отечественной литературе, пишет автор, дело доходит до того, что Петра даже обвиняют в трусости. Учитывая бесчисленные факты подлинно героического поведения царя на всём протяжении его жизни, это абсурд.
Нельзя судить Петра Великого, говорит Молчанов Н. Н., по меркам поведения, применимым к солдату, офицеру, или даже генералу. Он был главой государства, причём государства абсолютисткого, где всё замыкалось на одной личности. К тому же, это государство, было уже вовлечено в сложный и тяжёлый процесс преобразований, ставивших под вопрос все его традиционные устои.
В такой момент, как никогда, благополучие страны, нации воплощалось в зыбком физическом существовании одного смертного человека. Подвергать его опасности ради соблюдения пресловутых феодальных норм
·королевской чести
· было бы верхом претенциозной глупости и безответственности. Гарантировать войско от возможного поражения уже нельзя было ни чем, в том числе и личным присутствием царя. Более того, в случае его гибели или плена поражение стало бы непоправимым. С другой стороны, проигрыш одного сражения в конце концов совсем не означал проигрыша войны, которая ещё только начиналась.
Ближе всех историков к пониманию тайны поведения Петра под Нарвой, с точки зрения Молчанова Н. Н., стоит С. М. Соловьёв, который писал, что
·безрассудная удаль, стремление подвергаться опасности бесполезной было совершенно не в характере Петра, чем он так отличается от Карла 12го. Пётр мог уехать из лагеря при вести о приближении Карла, убедившись, что оставаться опасно и бесполезно, что присутствие его может быть полезно в другом месте. Это был человек, который менее всего был способен руководствоваться ложным стыдом
· (166).
Поражение под Нарвой, с точки зрения автора монографии, обнаружило одно из сильнейших качеств Петра
· государственного деятеля, полководца, дипломата, преобразователя
· умение извлечь уроки из событий, использовать неудачи в качестве стимула для резкой активизации своей деятельности. Реализм царя проявился в оценке, которую он давал нарвскому поражению. Признавая факт победы шведов, он трезво оценивал состояние русской армии, её необученность, отсутствие должного снабжения, крайнюю слабость руководства, оказавшегося ниже всяких требований. Её действия Пётр сравнивал с детской игрой. Такие выводы делала Пётр
·Гистории свейской войны
·. Молчанов Н. Н. Опровергает так же точку зрения некоторых историков, говорящих о легкомыслии Карла 12го. В действительности, пишет автор, это был безусловно талантливый, хотя и необразованный человек, сформировавшийся под воздействием сложившегося в Европе представления о короле, его власти, его правах и обязанностях. Карл 12, как почти все его коронованные коллеги, считал, что его поступки, в отличие от поступков подданных, не подлежат никакой оценке. Короля нельзя заменить, а значит все обязаны принимать его таким, какой он есть. Власть монарх получает от бога и ответственность несёт только перед богом, но не в коем случае не перед людьми.
Молчанов Н. Опровергает и то, что деятельность Петра 1
· это хаос случайных порывов, что тот всё делал по капризу, от случая к случаю. С точки зрения автора, у царя конечно же был принятый заранее план ведения военных действий в ходе северной войны, но его практическое воплощение осуществлялось в совершенно неожиданных ситуациях, планировать которые было невозможно.
Кроме того, он постоянно обогащался творческими решениями и действиями. Молчанов Н. Приводит различные точки зрения относительно того, почему сразу же после Полтавской битвы в 1709 году не был заключен мирный договор, и война длилась ещё до 1721 года. Большинство наших историков, пишет он, предпочитают вообще не ставить такой вопрос, ограничиваясь спокойным описанием внешней политики Петра 1. Молчанов Н. Приводит мнение академика Е. В. Тарле: заключению мира помешало отсутствие сильного флота у России и наличие флота у Швеции, что давало возможность шведам отсидеться за морем, питая призрачные надежды на английскую помощь. Но уже в другой своей работе Тарле Е. В. приводит такой факт, что ни на минутку не прекращалось усиленное строительство русского балтийского флота. По мнению Ключевского В. О., мир не был заключён из-за серьёзной внешнеполитической ошибки Петра 1. Знаменитый историк не видит смысла царя в погоне за союзниками, особенно из числа германских государств. По мнению С. М. Соловьёва, у Петра тогда
·было одно желание
· закончить как можно скорее войну
· (255). Справедливость этого мнения, с точки зрения Молчанова Н., подтверждается простым сопоставлением внешней политики с внутренним, особенно экономическим, положением измученной России после Полтавы.
В результате тонкой дипломатической политики Петра 1, конечно же блестящих побед русской армии и флота Россия смогла одержать победу в ходе длительной Северной войны 1700 – 1721 годов. В книге показано становление Петра Великого как дипломата, описаны методы и средства, которыми пользовался русский царь для достижения своих целей
· это было моральное, психологическое и политическое воздействие на поведение партнёров и противников. Прочитав монографию Молчанова Н., можно взять из неё много полезного: изучение внешней политики России в конце 17го
· первой четверти 18го веков, позволяет лучше понять геополитическую обстановку в бассейнах Балтийского и Чёрного морей в современном мире. Но главное
· те приёмы и методы, которыми пользовался Пётр 1 в своей дипломатии отнюдь не устарели и не утратили своего значения, их можно применять и в наши дни.

Деятельность дипломатии 19 века

Внешняя политика России во второй половине 19 в. отражала проблемы внутреннего развития страны. Россия занималась преимущественно внутренними преобразованиями, избегала острых международных конфликтов, отказывалась от активных действий в Европе, пытаясь решить спорные вопросы дипломатическими средствами. Министр иностранных дел А.М.Горчаков 3 сентября 1865 г. писал Александру II:
·При современном положении нашего государства и Европы вообще главное внимание России должно быть упорно направлено на осуществление дела нашего внутреннего развития и вся внешняя политика должна быть подчинена этой основной задаче
·.
Поражение в Крымской войне значительно ослабило Россию, окончательно распалась венская система, опиравшаяся на австро-прусский союз. Россия утратила руководящую роль в международных делах, уступив место Франции.
Некоторое снижение внешнеэкономической активности России создавало более благоприятные условия для решения внутренних проблем. Правительство смогло на семь лет отказаться от рекрутских наборов, сократить армию, понизить военные расходы. Ведущим направлением внешней политики оставался восточный вопрос. Крымская война усугубила противоречия на Балканах. Балканские народы с возрастающей настойчивостью боролись за свою независимость.
Главной задачей внешней политики России 1856 – 1871 гг., была борьба за отмену ограничительных статей Парижского мира, запрещавших России держать военные суда и строить крепости в Черном море. Россия не могла мириться с положением, при котором ее черноморская граница оставалась незащищенной и открытой для военного нападения. Экономические и политические интересы страны, а также интересы безопасности государства требовали отмены нейтрализации Черного моря. Но решать эту задачу в условиях внешнеполитической изоляции и военно-экономической отсталости приходилось не военным, а дипломатическим путем, используя противоречия европейских держав.